Текущее время: 20 ноя 2017, 16:13

Часовой пояс: UTC + 1 час




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 мар 2012, 15:10 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 15.

Мырыдхай полулежал в кресле, заново просматривая свой давешний сон и, одновременно, транслируя его на родном гоблинском языке. При этом на его морде отражались все переживаемые эмоции.
Выражение покоя на его физиономии сменилось на выражение счастья, потом - недоумения, затем - ярости. Любопытство и негодование, надежда и отчаяние, протест и ужас - эти и многие другие чувства и эмоции успели посетить чело гоблина за то время, пока он находился в состоянии транса. Тело подопытного дублировало, отражавшиеся на морде, эмоции. Сначала он лежал, закинув лапы под голову, потом стал хватать ими что-то перед собой. В какой-то момент он начал беспокойно ёрзать и попытался даже ухватить близко подошедшую к нему из любопытства маманю за горло с явным намерением задушить. Когда движения его стали слишком резкими и хаотичными, он отвесил зазевавшейся тётушке такого крепкого пинка, что бедняжка отлетела на несколько ярдов в сторону. Впрочем, будучи настоящим профессионалом своего дела, она тут же поднялась и, постанывая от боли, вернулась на рабочее место.
Всё то время, что длился сеанс, тётушка Нескучай стояла рядом с клиентом, внимательно наблюдая за его реакциями и слушая даваемые им комментарии. При этом она постоянно подбрасывала на пламя свечи щепотку бурого порошка из лежащего отдельно от остальных чёрного полотняного мешочка.
Вступая в реакцию с огнём, порошок издавал лёгкий чмокающий звук, а пламя свечи при этом на миг ярко вспыхивало, причём, что удивительно, давая вспышки разного цвета.
Первые вспышки, соответствовавшие интерлюдии сновидения были небесно-голубого и ярко-синего цвета. Похищение Бежимвпостели вызвало проблески зелёных тонов, а диалог Мырыдхая с драконом Крюгером сопровождался устойчивым сиянием изумрудного цвета.
Когда спящий гоблин начал проваливаться в пропасть, свеча на миг погасла, а потом загорелась вновь и на все попадания в её пламя таинственного порошка отвечала сердитым шиканьем и вспышками алого цвета, которые к концу сновидения приобретали всё более яркий оттенок. Когда сон подошёл к концу, свеча издала долгий шипящий звук и погасла.
Мырыдхай открыл глаза и отрешённо уставился невидящим взглядом прямо перед собой.
- Ты как, сынок? Как себя чувствуешь? - озабоченно поинтересовалась мама, подскочив к креслу сына.
- Нормально, - ответил гоблин после некоторой паузы, - только мутит немного.
Мать и сын посмотрели на колдунью, ожидания комментария проведённого эксперимента.
Морда тётушки Нескучай приобрела цвет морской волны, являвшегося эквивалентом сильной бледности, появляющейся на людских лицах в минуты сильного испуга или недомогания. Пошатываясь, та добрела до своего кресла и обессилено свалившись в него, прикрыла морду лапами. Так она сидела до тех пор, пока госпожа Несогласенподыхай не осмелилась робко к ней обратиться.
- Тётушка, Вам нехорошо? Не хотите прилечь на диван? Или, может быть, стоит вызвать врача?
Колдунья отрицательно покачала головой и потерла морду.
- Лучше подайте мне бокал гоблинской настойки, - попросила ведунья хриплым голосом.
Выпив настойку, она призналась, что сеанс проходил необыкновенно тяжело, и она должна немного подумать, прежде чем попытаться дать объяснения, снившихся Мырыдхаю, событиям.
Гоблины терпеливо ожидали, пока ведьма окончательно придёт в себя, что и произошло, наконец, после четвёртого бокала выпитой ею настойки.
- Ну, что же, попробуем, - как-то неуверенно икнула тётушка.
- Настойка у вас слишком крепкая, - сказала она смущенно.
- У нас настойка делюкс, от "Нежмисьглотай", обиделась мать Мырыдхая, - ровно 63 градуса, как и положено. Не рыцарская водянка шнапс, конечно, но и не троллий самогон.
- Ладно, прошу прощения, - снова икнула колдунья.
- Что я могу сказать… Сон очень странный, я бы сказала, просто невероятный сон. По крайней мере, мне, за всю мою долгую практику, такие сны ещё не встречались, - растерянно призналась тётушка Нескучай.
- Я могу сказать абсолютно точно, что ждёт тебя, красавчик, дальняя дорога. Причём, в самом скором времени. Об этом ясно говорят приснившееся тебе цветы, похожие на колокольчики, - уверенно заявила тётушка.
"Еще бы, - с насмешкой подумал Мырыдхай, - я как раз собираюсь отправиться в "Весёлый Дракон". А где после него окажешься, никогда точно не знаешь".
- Все эти амурные переживания - это обычный сон - бессознательное проявление процессов происходящих в твоем подсознании, - продолжала говорить ведьма. - Это подтверждают вспышки пламени разных оттенков синего цвета. Сами оттенки и интенсивность свечения, говорят лишь о различной глубине этих подсознательных процессов.
- Свечение, окрашенное в зелёные цвета, свидетельствует о том, что связанные с ним сновидения могут проявиться в реальных событиях. Так как, если синий цвет - цвет мечтаний, то зелёный является цветом правды и гармонии.
- Конечно, это не означает того, что всё произойдет именно так, как тебе приснилось, - поспешила добавить тётушка, заметив проявившееся на морде гоблина беспокойство, - но каким-то боком будущее может быть связано со сном.
- В любом случае, ты должен быть осторожен в ближайшее время. Пока ты сражался с драконом, свеча горела изумрудным пламенем, что говорит о подстерегающей тебя опасности. Ты в результате этого конфликта не получил никаких повреждений, и это хороший знак, говорящий о том, что всё должно закончится благополучно. Но то, что у дракона были разноцветные глаза, свидетельствует о том, что ты окажешься на распутье, и тебе надо будет сделать правильный выбор.
"А так же свидетельствует о том, что я был на празднике Древа и слышал басню старика портного о Крюгере", - раздражённо подумал Мырыдхай, которого все ещё подташнивало после сеанса.
- Ах! Бедный мой сын! Ему грозит опасность! - запричитала мама Мырыдхая, заламывая лапы.
- Успокойтесь Вы! Я ведь объяснила, что смертельной опасности нет, надо просто соблюдать осторожность, - успокоила её колдунья.
- Меня смущает другое обстоятельство, - промолвила она после небольшой паузы. - Этот алый цвет… За всю мою практику я встречаю подобное в первый раз. Я даже не поняла сначала, что он означает, но потом вспомнила… Когда-то я читала в одной древней книге о том, что алый цвет, появляющийся во время подобного ритуала, свидетельствует о реальности приснившихся событий. К тому же это непонятное временное исчезновение пламени свечи и её самостоятельное возгорание… Такое ощущение, что ты перешёл из одного мира в другой. Но ведь этого не может быть! Ты ведь просто спал и никуда не исчезал. Я врать не люблю, я серьёзный специалист, поэтому признаюсь, что точного объяснения этому явлению дать не могу. Кроме того, погасшая в момент твоего пробуждения свеча и этот звук, который она при этом издала… Это может означать лишь то, что ты либо оставил там что-то своё, либо прихватил с собой какой-то не принадлежащий нашему миру предмет. Но ты ведь ничего не терял, верно?
- Ничего, - подтвердил Мырыдхай, в душе которого росло раздражение от, как ему казалось, бессмысленной болтовни гадалки. - Ничего не терял, в чём заснул, в том и проснулся.
Тётушка испытующе посмотрела на него.
- Я понимаю, что мой вопрос прозвучит глупо, но ответь… Та бумажка, которую ты взял у чёрта в заклёпках, она случайно не у тебя?
- Не у меня, - раздражённо ответил Мырыдхай и похлопал себя по карманам, в знак того, что говорит правду.
"Вот, вляпался, - подумал он про себя, стараясь, чтобы его растерянность не отразилась на морде. - Фантастика какая-то! Старая грымза-то не такая дура, какой казалась. Придётся, наверное, посоветоваться с эльфами по поводу этой бумажки. Как я сразу не придал этому значения?!"
- Не у меня, - повторил он.
- Ну, тогда, я закончила, больше мне добавить нечего. Будь осторожен и всё будет хорошо, - покачала головой тётушка. - На вот, возьми этот оберег. Он будет тебя охранять и предупреждать об опасности. Только не снимай его с шеи, он должен прочувствовать твою ауру и настроиться на твои биоритмы.
Она достала из сумки небольшой футляр и протянула его гоблину.
Он раскрыл его и достал, висящий на кожаном шнурке плоский неровной формы камень с нанесённым на него изображением магического символа. В центре пересекающихся линий, составляющих странный многоугольник, располагался овал, в который был вписан круг. В этот круг был вставлен какой-то прозрачный кристалл.
- Одевай, красавчик, одевай, - сказала ему тётушка, - когда он настроится на тебя, то начнёт светиться. В нормальной обстановке он будет гореть одним из оттенков синего или зелёного цветов, в момент опасности - красным цветом. Чем ярче свечение, тем ближе опасность.
- Надевай, сынок, скорее! Пусть он застроит ритмы твоего Био, - заголосила мать Мырыдхая, взволнованная услышанным.
Гоблин ещё раз осмотрел подарок и, не желая спорить, надел его на шею.
"А что, прикольная вещица!" - подумал он, ощущая идущее от камня тепло.
В этот момент в гостиную вошли одновременно главы семейств и Перебухай с дочерью тётушки Нескучай. У всех был очень довольный весёлый вид.
- Ну, что же, нам пора, - сказала тётушка, поднимаясь. - Спасибо за прекрасный вечер!
- Не забывай о моих словах. Даже если думаешь, что всё это чушь и шарлатанство, - тихо добавила она, обращаясь к Мырыдхаю.
- Заходите к нам ещё, - сказал господин Несогласенподыхай, довольный беседой с господином Нескучай, - всегда рады вас видеть.
- Нет, теперь мы ждём вас к себе, - любезно ответил бывший контрабандист. - Постараемся не ударить мордой в грязь.
Они тепло распрощались с гостями, а Перебухай пошёл проводить их до ворот.
"А где же был всё это время Проглотик?" - спросите вы меня.
Да, он отсыпался в напольных часах, утомлённый, произошедшими на празднике Древа, событиями.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27 мар 2012, 09:26 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Пришлось удалить случайно сдублированную главу :)


Последний раз редактировалось Rotwald 01 апр 2012, 08:33, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 апр 2012, 08:22 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 16.

Попрощавшись с гостями, Мырыдхай направился в свою комнату, собираясь завалиться в кровать, но был остановлен отцом.
- Сынок, надо срочно поговорить, - сказал ему отец, морда которого сразу после того как гости скрылись за дверью, приобрела серьёзное и, как показалось Мырыдхаю, озабоченное выражение.
- Сейчас?! - удивился наш герой и посмотрел на часы, показывающие, что поздний вечер уже готовится перейти в ночь.
- Да, Мырыдхай, именно сейчас, - подтвердил господин Несогласенподыхай. - Я знаю, что ты очень устал и хотел бы отдохнуть, но дело не терпит отлагательств. Пойдём в кабинет.
- Половник прихватить? - спросил Мырыдхай
- Не надо, если что, обойдёмся бронзовым бюстом императора, - отшутился старший гоблин. - Внесём, заодно, свой вклад в развитие педагогики. Да, сынок?
Не дожидаясь ответной реплики, он развернулся и бодро зашагал по широкому коридору, направляясь в сердце своей собственной империи. Он шёл так быстро, что наследник еле за ним поспевал.
В кабинете, отец сразу занял место за рабочим столом, показывая тем самым, что разговор и впрямь будет серьёзный и деловой. Кивком головы он указал сыну на одно из кресел, стоявших в комнате и, дожидаясь пока тот займёт своё место, стал отбивать пальцами на крышке стола ритм популярной в то время гоблинской песенки "Ради тебя я осушу болото".
Звучало это примерно так: та… та-та-ту… та-та… та-та-ту… та… та-та-ту… ту-ту… ну, и так далее. Узнали? Слышали уже где-то? Не удивительно - песенка очень популярная, её всё время кто-нибудь сочиняет, хотя слова в разных версиях перепутаны и даже немного отличаются. Ну, конечно! Авторские права надо соблюдать, кто же с этим спорит?
Слова той гоблинской версии я помню плохо; помню только припев:
"Ради тебя я осушу болото,
Не сомневайся! Ешь цветы и пей вино.
Вчера мне было грустно отчего-то,
Сегодня, почему-то, мне смешно".
- Ты как, сынок? Поди, замучила ведьма-то? - спросил господин Несогласенподыхай, перестав барабанить пальцами по столу. - Голова не болит?
- А с чего ей болеть? - удивился Мырыдхай, ощупывая голову. - После твоих тренингов её ничем не прошибёшь. Так, кружится слегка… Заставила гадость какую-то вылакать, да чухню эту, что почище математики будет, слушать пришлось… А так я в норме.
- Это ты зря так, сынок, про ведьму говоришь, - не согласился отец. - Бабы - они, конечно, дуры, но без колдовства гоблинам никак не обойтись. Оно нам и эльфийскую учёность и людское коварство заменяет. Меня не раз её предупреждения выручали, немало я, благодаря им, удачных сделок провёл.
Мырыдхай удивлённо посмотрел на отца. Тот явно тянул время, словно не решаясь заговорить по существу вопроса. А этот мягкий тон и интерес к самочувствию сына, поселили в душе последнего смутную тревогу. Здесь точно что-то было не так.
- А что она тебе сказала? - спросил отец.
- Да, чушь какую-то! Мне, мол, светит дальняя дорога, и ждут меня серьёзные опасности, ха-ха-ха… Правда, всё должно закончиться хорошо, если я буду смотреть под ноги и не стану прыгать с обрыва в пропасть. Даже камень какой-то подарила, чтобы он меня об опасностях предупреждал. - Мырыдхай достал оберег и продемонстрировал его отцу.
Старший гоблин удивлённо поднял левую бровь и покачал головой.
- Вот видишь, сынок, - проговорил он, - тётушка действительно мастер своего дела. Тебе и впрямь придётся немного прогуляться.
Мырыдхай изумлённо уставился на отца.
- Сейчас я тебе всё объясню, - решился, наконец, господин Несогласенподыхай и, вернувшись к своей обычной решительной манере вести переговоры, ввёл Мырыдхая в курс дела.
- Я всегда в тебя верил, сынок. Ты - настоящий Несогласенподыхай! Только на тебя я и могу надеяться в будущем, только тебе я смогу передать дела, когда решу уйти на покой.
Поэтому, я и настаиваю на твоей женитьбе. Существо, не обременённое семьей, не думающее о подрастающем поколении, не способно действовать разумно и осторожно и обязательно будет, хотя бы иногда, делать не продуманные шаги, вставая на путь авантюризма.
На твоего брата надежды нет никакой. Я его, конечно, люблю, но вижу, что ничего путного из него не выйдет. Его даже половником бить, наверное, бесполезно. Ты - другое дело.
Я знаю о твоём увлечении этой эльфийкой и, как ты заметил, ни разу до сих пор с тобой на эту тему не говорил. Не говорил, потому что сам пережил в молодости нечто подобное. В этом, я считаю, проявилась твоя необычность и превосходство над большинством твоих сверстников. Кто из них может похвастаться таким количеством друзей из лучших эльфийских семей? Кто мог бы добиться того, чтобы сам глава могущественного эльфийского клана пригласил его и, что ещё важнее, его отца на такое торжественное мероприятие, как Праздник Древа? Никто! Никто, кроме тебя, сынок.
Господин Несогласенподыхай на миг умолк и видно было, что он взволнован собственными словами, вызванными искренней гордостью за сына.
- Да, ладно, папаня, чего уж там. Всё вышло совершенно случайно, - произнёс Мырыдхай, растроганный отцовской тирадой, и не желающий принимать незаслуженную, как ему казалось, похвалу.
- Нет, Мырыдхай, - поднял лапу старший гоблин, - ничто на этом свете не происходит случайно, всё закономерно.
Что касается твоего увлечения, то оно скоро пройдёт. Ты разберёшься в себе, и тебе надоест заниматься самообманом. Будет трудно, конечно, но я уверен, что ты это переживёшь. Переживёшь и сделаешься мудрее.
- Я хотел поговорить о другом, - он немного понизил голос. - Ты знаешь, что я встречался с Его Проницательностью?
- Да, знаю.
- Так вот, на встрече присутствовал господин Сожритебямоль.
Я думал, что они попросят достать им какой-то редкий материал или доставить контрабандный груз, но дело оказалось намного сложнее. Поэтому я и решил поговорить с тобой. Дело настолько серьёзное и секретное, что я не могу доверить его выполнение никому из работающих на нас существ. Это должно быть выполнено тайно, кем-то из нас. Но Перебухай отпадает сразу, а я не могу отлучиться из столицы. К тому же мои передвижения вызывают пристальное внимание имперской СБ и наших конкурентов. Так что, остаёшься только ты.
Мырыдхай вновь с удивлением воззрился на отца.
- Ты, как представитель золотой молодёжи, - пояснил господин Несогласенподыхай, брезгливо морща морду, выражая тем самым собственное отношение к подобной категории существ, - как один из этих …, ты уж прости, не вызываешь никаких подозрений ни у легавых, ни у дельцов. На этом мы и сыграем.
- Да, что делать-то надо, и в чём, собственно, дело?! - воскликнул наследник, слегка обиженный последними отцовскими словами и, одновременно, заинтригованный услышанным.
И тут отец подробно пересказал ему всё, что происходило на той тайной встрече.
- Теперь ты понимаешь, сынок, во что я ввязался, - подвёл он итог, пристально глядя в глаза ошарашенному и немного подавленному услышанным Мырыдхаю. - Дело очень опасное, к тому же политическое, а я, как ты знаешь, в политику никогда не лез. Но, зато, такой шанс заручиться дружбой и покровительством влиятельных эльфийских кланов выпадает только раз в жизни.
- Я бы даже сказал, что у гоблина, за всё время существования нашей расы, он выпал впервые, - добавил он. - И если мы его используем, то достигнем таких высот, о которых не могли и мечтать. У меня уже есть кое-какие идеи. Ты можешь, конечно, отказаться…
- Нет, я согласен! - воскликнул неожиданно Мырыдхай. - Я чувствую, что так надо. Это - судьба! Мне, признаться, надоело жить этой скучной жизнью, и я тоже имею право на подвиг. Я справлюсь, отец, не переживай. Скажи только точно, что надо сделать, когда и куда мне отправляться?
Старший гоблин посмотрел на сына с гордостью. Было видно, что с его души упал тяжёлый камень.
- Поедешь в сторону Чащобного леса. Выезжать придется завтра утром, времени на раскачку нет. С тобой поедут огры из моей охраны: Ук, Тук и Каменная Башка. Они, конечно, умом не блещут, но это нам только на руку. Главное, что лучших и более преданных телохранителей не найти. Знать они, разумеется, ничего не будут.
- Выполнив задание, немедленно возвращайся. Не вздумай ввязываться в саму операцию, - озабоченно добавил господин Несогласенподыхай. - А сделать ты должен будешь вот что…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08 апр 2012, 09:07 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 17.

Вот Вам мой совет. Если окажитесь однажды в нашей реальности и незнакомый гоблин пригласит Вас прокатиться в Чащобный лес, чтобы поохотиться на длиннохвостого кабана, не соглашайтесь.
Конечно, лес тот сейчас не так уже опасен, как в былые времена, да и гоблины народ вполне мирный, да и Вы, скорее всего, живёте в крупном городе и напугать Вас не способны даже государственные чиновники, но, всё-таки, лучше отказаться. Сделать это стоит хотя бы потому, что длиннохвостых кабанов не существует.
"А что это за лес такой? Если уж ходить туда не стоит, так хотя бы расскажи о нём немного", - спрашиваете Вы, поднося ко рту левую руку, держащую бутерброд с колбасой, в то время как правая Ваша рука ставит чашку с кофе на стол.
Ну, ладно, пожалуйста, расскажу, только коротко, чтобы не нарушать динамику повествования.
Чащобный лес возник, наверное, в то время, когда в Вашей реальности свирепствовал Юрский период. В отличие от Вашего мира, где площадь лесов постоянно сокращается, в нашем мире, наоборот, леса эти норовят заполонить весь мир. Конечно, разумные существа стараются бороться с этим природным бедствием, но делают они это в строгом соответствии с подписанной в глубокой древности хартией "О защите жизненного пространства" и в относительном соответствии со здравым смыслом.
Чащобный лес, названный так в силу своей дремучести и непроходимости, занимает значительную часть Среднеимперской равнины. Через его массив несёт свои воды Река Великая Прорва, крутой изгиб которой отделяет от леса небольшую восточную часть, являющуюся частью гоблинской автономии. На юго-западе лес граничит с рыцарскими землями, а на севере выходит к территориям, заселенным племенами северных варваров, то есть к Северной Провинции. Обширная северо-западная часть Чащобного леса входит во владения эльфов и граничит с легендарным эльфийским Зачарованным лесом.
Стоит добавить, что в самом сердце Чащобного Леса расположен остров Подарок Судьбы, омываемый со всех сторон водами Великой Прорвы. Река эта судоходна и является торговой артерией соединяющей разные земли Империи. В период правления прадедушки нынешнего императора - выдающегося правителя Предониуса VI, на острове Подарок Судьбы было решено основать смешанное поселение. Идея была в том, чтобы на пути следования судов, перевозящих грузы и путешественников из одной части страны в другую, имелся хотя бы один порт, служащий, как перевалочной базой, так и местом ремонта кораблей и отдыха, передвигающихся по реке, существ. Поселение со временем превратилось в небольшой процветающий самоуправляемый город-порт, названный Речным Городом.
Что касается обитателей Чащобного леса, то помимо разнообразной фауны населяют его и разумные существа. Но это не эльфы. Как известно, эльфы живут в Зачарованном лесу, который начинается севернее гоблинской автономии и граничит с занимаемыми тёмными эльфами Скалистыми Горами.
В Чащобном же лесу обитает таинственное племя карликов-лесовиков. Об их жизни мало что известно, так как они редко вступают в контакт с цивилизованным миром. Обычно это случается раз в год во время проведения ежегодной ярмарки. На неё их представители доставляют собранные на продажу товары: лекарственные травы, лесные орехи, мёд диких пчел и звериные шкуры. На вырученные деньги они закупают необходимые им предметы быта, ткани, инструменты и оружие, после чего вновь скрываются в своих чащобах. Народ это не только скрытный, но и дикий. Сложно поверить, что их собратья карлики-степняки добились таких феноменальных успехов в области финансов, и что сама императорская семья хранит свои деньги в ЦвергЮнайтедБэнк. Вот и думайте, бытие определяет сознание или наоборот.
Впрочем, речь сейчас пойдёт не о них. Мы с вами приближаемся к восточной гоблинской части Чащобного леса. К тому месту, что стало приютом для самых опасных преступников государства.


Глава 18.

Было раннее ясное утро, когда из бревенчатого домика, расположенного на краю большой, затерянной в глубине Чащобного леса поляны, вышел гоблин.
Гоблины, вообще, как известно, народ не мелкий, но этот был поистине исполинского роста, никак не ниже шести футов и десяти дюймов.
Кивнув, в знак приветствия, стоящим у входа телохранителям-ограм, он постоял немного на крыльце, втягивая носом прохладный лесной воздух. Потом, взвалив на плечо огромную дубину, гоблин не спеша двинулся вдоль края поляны, совершая традиционный обход лагеря и проверяя посты охраны. Периметр поляны представлял собой мощную защитную стену, срубленную из брёвен, а вся внутренняя территория была занята небольшими домиками и вырытыми землянками, из которых доносился богатырский храп.
Это была одна из трёх подобных, соединённых между собой тропками полян, которые вместе составляли тайную базу беглых преступников, каждый из которых находился в розыске и опасался покидать территорию лесного массива.
Отряд постепенно разрастался и уже с трудом умещался на трёх полянах.
"Триста сорок шесть морд, - подумал рослый гоблин, - и все хотят жрать три раза в день, и за каждым нужно следить, и каждого надо воспитывать. Ну, и влип же я! Рано или поздно я оступлюсь, и тогда они сожрут меня самого".
Руководить такой многочисленной бандой было не просто. Нужно было постоянно занимать братков какими-то делами и устраивать периодически показательные экзекуции, чтобы с одной стороны члены отряда гасили неуёмную гоблинскую энергию, а с другой - постоянно опасались гнева свирепого вожака.
Судя по всему, руководил бандой гоблин умело, так как отряд его больше походил не на крупную банду, а на небольшое дисциплинированное воинское формирование.
Для того чтобы держать своих подопечных в тонусе, Тырпырхай, а именно так звали главаря, проводил ежедневные учения и тренинги и, используя любую возможность, устраивал столкновения с другими бандами, скрывающимися в Чащобном лесу. Впрочем, в последнее время подобных столкновений практически не было, так как все банды признали его верховенство и всячески старались угодить Тырпырхаю, дабы не вызвать его гнев.
Третий день кряду Тырпырхай ощущал смутное беспокойство. Чувство это, поселившееся в его душе, было хорошо ему знакомо с тех самых пор, когда он ещё вёл полноценную, полную приключений жизнь, а и не был вынужден скрывался в этом опостылевшем лесу.
Как правило, беспокойство появлялось у него на завершающем этапе подготовки наиболее сложных из тех операций, в проведении которых ему не было равных. Похищения состоятельных существ с целью получения выкупа, ограбления банков и ювелирных магазинов, налёты на офисы крупных компаний в день выдачи зарплаты сотрудникам - вот неполный перечень тех видов деятельности, в которых Тырпырхай являлся признанным экспертом. Профессиональное отношение к работе, удача, правильная кадровая политика, личная неустрашимость и феноменальная физическая сила, а также честность по отношению к работающим на него существам - все эти качества принесли ему мрачную славу талантливого налётчика и непревзойденного специалиста по перекачиванию чужих денежных средств на собственные счета.
За долгие годы успешной карьеры, Тырпырхаю удалось накопить немалые богатства, обзавестись нужными связями в различных сферах и, постепенно отойдя от опасных и дурно пахнущих похищений и ограблений, сосредоточиться на традиционном гоблинском бизнесе - нелегальных и полулегальных транспортных перевозках.
Всем хорошо известно, что лучших, чем гоблины, специалистов в области логистики не существует. Даже эльфийские компании порой прибегают к их услугам, что уж говорить о других расах? А если ещё учесть их врождённую способность достать то, чего не существует и продать это тому, кто в этом не нуждается, то и получается, что контрабанда редких и запрещённых к ввозу на территорию Империи товаров - гоблинский национальный бизнес. И если какой-нибудь гоблин скажет Вам при встрече, что занимается бизнесом, а на вопрос "каким?" ответит, что у него сеть цветочных магазинов и пять ресторанов, будьте уверены в том, что основное его занятие - доставка спор грибов-галлюциногенов из подконтрольных королю гномов земель вождю одного из южно-варварских племён.
Если Вы полагаете, что, будучи в те времена некоронованным королём преступного мира, Тырпырхай прятался на "малинах" и передвигался по ночам, опасаясь ареста, то Вы глубоко заблуждаетесь. Жил он в те времена в роскошном особняке в престижном столичном районе и являлся президентом созданной им для прикрытия нелегальных операций "Тырпырхай Инкорпорейтед". Дела шли отлично, преследований со стороны властей не было, и он стал подумывать даже о женитьбе на одной симпатичной молодой вдовушке.
Как это часто случается, судьба дала хитрому, предприимчивому и умному бандиту шанс превратится в респектабельное существо и сделаться, в конечном счёте, основателем благотворительного фонда. Одновременно она подкинула ему соблазнительную возможность завершить прежний этап своей жизни громким и беспрецедентным банковским ограблением. И он, поверив в собственную неуязвимость, попался на эту удочку.
Случилось так, что в то время в очередной раз налаживались дипломатические отношения с извечным имперским врагом - гномьим Королевством. Мирный договор не был пока ещё подписан, но торговые связи уже возобновились, и для обеспечения и укрепления этих связей из Королевства в Империю была доставлена крупная партия драгоценных камней, преимущественно бриллиантов и изумрудов. Была достигнута договоренность в том, что по мере необходимости камни станут обмениваться по фиксированному курсу на имеющие хождение в Империи золотые монеты, а деньги будут расходоваться торговым представителем Королевства на поддержание королевских купцов и на государственные закупки имперских товаров. Уполномоченным банком, в котором должны были храниться и обмениваться камни, стал Первый Эльфийский Банк, принадлежащий клану тёмных эльфов, тому самому, в котором состоял знакомый нам господин Сожритебямоль.
Устоять перед таким кушем, Тырпырхай не мог. Он понимал, чем рискует, но профессиональная гордость требовала испытать судьбу. Это был первый случай, со времён того самого злополучного гоблинского похода, когда гоблин рискнул посягнуть на эльфийскую собственность, и это явилось роковой ошибкой.
Конечно, подготовка операции проводилась тщательнее, чем когда бы то ни было. Были задействованы самые надёжные существа и то, исключительно, из гоблинов. Всё было продуманно до мелочей - и необходимое число нападающих, и силы прикрытия, и альтернативные пути отступления, и время нападения, и места временного хранения похищенного, и способы его реализации через седьмые руки… Было учтено всё, кроме той детали, которая и не могла быть учтена.
Мы-то с Вами уже знаем, благодаря подслушанному разговору, произошедшему между господином Сожритебямолем и Его Проницательностью господином Гдечертпоберимойгелем на празднике Древа, что практически вся Империя была охвачена шпионской сетью тёмных эльфов. Тёмные эльфы, будучи существами педантичными и обладающими неограниченными техническими и финансовыми возможностями, если брались за какое-то дело, то подходили к нему серьёзно и основательно. Создавая шпионскую сеть, они не упустили из виду и преступный мир, справедливо полагая, что "от этой публики всего можно ожидать и, порой, её можно выгодно использовать".
Когда Тырпырхай подбирал исполнителей из самых надёжных и проверенных гоблинов, он посвятил в свои планы сразу двух эльфийских шпионов. Те, конечно, сразу же сообщили о готовящемся нападении своему куратору. Так что той злополучной ночью, когда бандиты, следуя чётко разработанному своим вдохновителем плану, приближались к хранилищу Первого Эльфийского Банка, их уже ждали отряды эльфийских гвардейцев.
Тёмные эльфы, не терпящие вмешательства в свои дела, не стали доводить до сведения центральной власти информацию о готовящемся нападении, справедливо полагая, что и сами справятся с бандой Тырпырхая, что, в общем-то, и произошло. Все гоблины, принявшие участие в нападении, а их было несколько десятков, расстались с жизнью неподалёку от банка, будучи нашпигованными арбалетными болтами и порубленными эльфийскими клинками. Спастись удалось лишь Тырпырхаю и нескольким гоблинам из его личной охраны, с боем пробившимся сквозь один из заслонов. Спасла Тырпырхая интуиция, заставившая его в последний момент изменить маршрут своего передвижения.
Хотя шкура его и была пробита в трёх местах, смертельных ранений не было, а мощные гоблинские лапы вынесли Тырпырхая и нескольких его израненных товарищей из смертельной ловушки.
Было ясно, что их заложили, и все места их обычного пребывания должны находиться под контролем противника. Казалось бы, деваться было некуда, но уцелевших гоблинов выручила предусмотрительность вожака. Давно ещё, предвидя вероятную для существа его профессии ситуацию, когда земля будет гореть под лапами и ни в одном населённом пункте укрыться не удастся, он создал тайную базу на принадлежащей гоблинам части Чащобного леса. На той базе хранился запас провианта и оружия, и постоянно проживало несколько десятков скрывавшихся от правосудия преступников из тех, что входили в возглавляемое Тырпырхаем сообщество.
Понимая, что деваться больше некуда, вожак отдал приказ выбираться из города и двигаться в сторону Чащобного леса. Тёмные эльфы, для которых было важно скрыть сам факт нападения на банк, не стали преследовать кучку уцелевших бандитов, а принялись в срочном порядке уничтожать следы сражения, вывозить трупы и выводить отряды из города. Так что судьба, сыграв с гоблином злую шутку, дала ему в качестве компенсации шанс на спасение. И он этим шансом воспользовался.
Прошли годы, и небольшая бандитская база в Чащобном лесу превратилась в настоящий укрепрайон. Единственной проблемой был вопрос обеспечения продовольствием трёх сотен гоблинов, нескольких десятков примкнувших к ним людей, преимущественно дезертиров из имперской армии и, нескольких, не понятно как очутившихся в лесу огров. Зверья в ближайших окрестностях становилось всё меньше, охотникам приходилось углубляться всё дальше в лес и тратить значительно больше сил и времени на пополнение запасов. Лесные же карлики, с которыми поначалу установились неплохие отношения, после нескольких ненужных инцидентов прекратили всякое общение с отрядом и, судя по всему, вообще покинули эту часть леса.
"Чёртовы ублюдки! - думал Тырпырхай, заканчивая свой утренний обход, - сами себе нагадили. Ума не приложу, что делать дальше! Может быть, на городишко какой-нибудь напасть? Нет, тогда точно сюда армию пришлют и, не считаясь с затратами весь лес прочешут. Неужели мне до конца жизни придется торчать среди этого бурелома?!"
Эта мысль посещала его всё чаще, портя и без того отвратительное настроение. Ему захотелось отыграться на каком-нибудь нерадивом часовом, но обход подошел к концу, а никаких нарушений замечено не было. Впрочем, это было не удивительно, ведь старшим ранней утреней смены он назначил Джека-Следопыта, одного из северных варваров, прижившихся в отряде. Джек оказался отличным охотником, за что и получил своё прозвище, хотя вообще-то он был в прошлом офицером имперской армии, судимым за убийство сослуживца и сбежавшим из мест заключения. "Бабу не поделили, да и вообще … он был, я ни о чем не жалею", - так объяснил он свой поступок Тырпырхаю.
"А охотиться тебя, что, в армии научили?" - спросил как-то его гоблин.
"Нет, конечно, - усмехнулся в ответ Следопыт, - этому меня учили с детства. Я ведь, шеф, из семьи охотника, так что ещё до армии эту науку освоил".
- Ну, как, Следопыт? Всё в порядке? - спросил главарь для проформы у подошедшего к нему Джека.
- Да, шеф, происшествий нет, - спокойно и чётко доложил тот.
"Повезло мне с ним, - подумал Тырпырхай, разглядывая стройную поджарую фигуру подчинённого и ощущая на себе его твёрдый спокойный взгляд. - И людей держит в руках и из моих жаб настоящих солдат сделал".
"Только что мне со всем этим делать?" - в который раз, спросил он себя.
- Молодец! Хвалю! - похвалил он Джека, назначенного им недавно командиром людской части отряда и одним из своих заместителей.
Закончив обход, гоблин направился было к своему домику, как вдруг раздались сигнал тревоги и крики часовых. Шум доносился с северной части поляны, оттуда, где находились единственные, ведущие в лагерь, ворота.
Подбежав к воротам, он с удивлением увидел стоящий с той стороны стены отряд гоблинов, тащивших троих связанных огров и какое-то существо, с накинутым на голову мешком и связанными за спиной руками.
"Нападение… нет, мятеж… Началось! - подумал Тырпырхай, узнав, среди подкравшихся к стене разбойников, гоблинов из, расположенного на "северной" поляне, лагеря.
- Чего надо?! - рявкнул он, обращаясь к находившимся с той стороны стены, соплеменникам.
- Пахан, мы лазутчиков изловили! - закричал в ответ один из гоблинов, в котором Тырпырхай признал заместителя командира "северного" лагеря. - Двадцать наших братанов покалечили, а Отлетая и Замухрая убили, … поганые! Говорили, что к тебе идут, но мы им, конечно, не поверили и побить маленько хотели, а они, …, тоже…
- Давай их сюда, баклан, хорош болтать! - рявкнул Тырпырхай, отдавая приказ открыть ворота. - Сам разберусь, кто что хотел…
Вскоре массивные ворота были открыты и к ногам главаря швырнули трёх избитых огров и существо с мешком на голове.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 апр 2012, 12:44 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 18.

Было раннее ясное утро, когда из бревенчатого домика, расположенного на краю большой, затерянной в глубине Чащобного леса поляны, вышел гоблин.
Гоблины, вообще, как известно, народ не мелкий, но этот был поистине исполинского роста, никак не ниже шести футов и десяти дюймов.
Кивнув, в знак приветствия, стоящим у входа телохранителям-ограм, он постоял немного на крыльце, втягивая носом прохладный лесной воздух. Потом, взвалив на плечо огромную дубину, гоблин не спеша двинулся вдоль края поляны, совершая традиционный обход лагеря и проверяя посты охраны. Периметр поляны представлял собой мощную защитную стену, срубленную из брёвен, а вся внутренняя территория была занята небольшими домиками и вырытыми землянками, из которых доносился богатырский храп.
Это была одна из трёх подобных, соединённых между собой тропками полян, которые вместе составляли тайную базу беглых преступников, каждый из которых находился в розыске и опасался покидать территорию лесного массива.
Отряд постепенно разрастался и уже с трудом умещался на трёх полянах.
"Триста сорок шесть морд, - подумал рослый гоблин, - и все хотят жрать три раза в день, и за каждым нужно следить, и каждого надо воспитывать. Ну, и влип же я! Рано или поздно я оступлюсь, и тогда они сожрут меня самого".
Руководить такой многочисленной бандой было не просто. Нужно было постоянно занимать братков какими-то делами и устраивать периодически показательные экзекуции, чтобы с одной стороны члены отряда гасили неуёмную гоблинскую энергию, а с другой - постоянно опасались гнева свирепого вожака.
Судя по всему, руководил бандой гоблин умело, так как отряд его больше походил не на крупную банду, а на небольшое дисциплинированное воинское формирование.
Для того чтобы держать своих подопечных в тонусе, Тырпырхай, а именно так звали главаря, проводил ежедневные учения и тренинги и, используя любую возможность, устраивал столкновения с другими бандами, скрывающимися в Чащобном лесу. Впрочем, в последнее время подобных столкновений практически не было, так как все банды признали его верховенство и всячески старались угодить Тырпырхаю, дабы не вызвать его гнев.
Третий день кряду Тырпырхай ощущал смутное беспокойство. Чувство это, поселившееся в его душе, было хорошо ему знакомо с тех самых пор, когда он ещё вёл полноценную, полную приключений жизнь, а и не был вынужден скрывался в этом опостылевшем лесу.
Как правило, беспокойство появлялось у него на завершающем этапе подготовки наиболее сложных из тех операций, в проведении которых ему не было равных. Похищения состоятельных существ с целью получения выкупа, ограбления банков и ювелирных магазинов, налёты на офисы крупных компаний в день выдачи зарплаты сотрудникам - вот неполный перечень тех видов деятельности, в которых Тырпырхай являлся признанным экспертом. Профессиональное отношение к работе, удача, правильная кадровая политика, личная неустрашимость и феноменальная физическая сила, а также честность по отношению к работающим на него существам - все эти качества принесли ему мрачную славу талантливого налётчика и непревзойденного специалиста по перекачиванию чужих денежных средств на собственные счета.
За долгие годы успешной карьеры, Тырпырхаю удалось накопить немалые богатства, обзавестись нужными связями в различных сферах и, постепенно отойдя от опасных и дурно пахнущих похищений и ограблений, сосредоточиться на традиционном гоблинском бизнесе - нелегальных и полулегальных транспортных перевозках.
Всем хорошо известно, что лучших, чем гоблины, специалистов в области логистики не существует. Даже эльфийские компании порой прибегают к их услугам, что уж говорить о других расах? А если ещё учесть их врождённую способность достать то, чего не существует и продать это тому, кто в этом не нуждается, то и получается, что контрабанда редких и запрещённых к ввозу на территорию Империи товаров - гоблинский национальный бизнес. И если какой-нибудь гоблин скажет Вам при встрече, что занимается бизнесом, а на вопрос "каким?" ответит, что у него сеть цветочных магазинов и пять ресторанов, будьте уверены в том, что основное его занятие - доставка спор грибов-галлюциногенов из подконтрольных королю гномов земель вождю одного из южно-варварских племён.
Если Вы полагаете, что, будучи в те времена некоронованным королём преступного мира, Тырпырхай прятался на "малинах" и передвигался по ночам, опасаясь ареста, то Вы глубоко заблуждаетесь. Жил он в те времена в роскошном особняке в престижном столичном районе и являлся президентом созданной им для прикрытия нелегальных операций "Тырпырхай Инкорпорейтед". Дела шли отлично, преследований со стороны властей не было, и он стал подумывать даже о женитьбе на одной симпатичной молодой вдовушке.
Как это часто случается, судьба дала хитрому, предприимчивому и умному бандиту шанс превратится в респектабельное существо и сделаться, в конечном счёте, основателем благотворительного фонда. Одновременно она подкинула ему соблазнительную возможность завершить прежний этап своей жизни громким и беспрецедентным банковским ограблением. И он, поверив в собственную неуязвимость, попался на эту удочку.
Случилось так, что в то время в очередной раз налаживались дипломатические отношения с извечным имперским врагом - гномьим Королевством. Мирный договор не был пока ещё подписан, но торговые связи уже возобновились, и для обеспечения и укрепления этих связей из Королевства в Империю была доставлена крупная партия драгоценных камней, преимущественно бриллиантов и изумрудов. Была достигнута договоренность в том, что по мере необходимости камни станут обмениваться по фиксированному курсу на имеющие хождение в Империи золотые монеты, а деньги будут расходоваться торговым представителем Королевства на поддержание королевских купцов и на государственные закупки имперских товаров. Уполномоченным банком, в котором должны были храниться и обмениваться камни, стал Первый Эльфийский Банк, принадлежащий клану тёмных эльфов, тому самому, в котором состоял знакомый нам господин Сожритебямоль.
Устоять перед таким кушем, Тырпырхай не мог. Он понимал, чем рискует, но профессиональная гордость требовала испытать судьбу. Это был первый случай, со времён того самого злополучного гоблинского похода, когда гоблин рискнул посягнуть на эльфийскую собственность, и это явилось роковой ошибкой.
Конечно, подготовка операции проводилась тщательнее, чем когда бы то ни было. Были задействованы самые надёжные существа и то, исключительно, из гоблинов. Всё было продуманно до мелочей - и необходимое число нападающих, и силы прикрытия, и альтернативные пути отступления, и время нападения, и места временного хранения похищенного, и способы его реализации через седьмые руки… Было учтено всё, кроме той детали, которая и не могла быть учтена.
Мы-то с Вами уже знаем, благодаря подслушанному разговору, произошедшему между господином Сожритебямолем и Его Проницательностью господином Гдечертпоберимойгелем на празднике Древа, что практически вся Империя была охвачена шпионской сетью тёмных эльфов. Тёмные эльфы, будучи существами педантичными и обладающими неограниченными техническими и финансовыми возможностями, если брались за какое-то дело, то подходили к нему серьёзно и основательно. Создавая шпионскую сеть, они не упустили из виду и преступный мир, справедливо полагая, что "от этой публики всего можно ожидать и, порой, её можно выгодно использовать".
Когда Тырпырхай подбирал исполнителей из самых надёжных и проверенных гоблинов, он посвятил в свои планы сразу двух эльфийских шпионов. Те, конечно, сразу же сообщили о готовящемся нападении своему куратору. Так что той злополучной ночью, когда бандиты, следуя чётко разработанному своим вдохновителем плану, приближались к хранилищу Первого Эльфийского Банка, их уже ждали отряды эльфийских гвардейцев.
Тёмные эльфы, не терпящие вмешательства в свои дела, не стали доводить до сведения центральной власти информацию о готовящемся нападении, справедливо полагая, что и сами справятся с бандой Тырпырхая, что, в общем-то, и произошло. Все гоблины, принявшие участие в нападении, а их было несколько десятков, расстались с жизнью неподалёку от банка, будучи нашпигованными арбалетными болтами и порубленными эльфийскими клинками. Спастись удалось лишь Тырпырхаю и нескольким гоблинам из его личной охраны, с боем пробившимся сквозь один из заслонов. Спасла Тырпырхая интуиция, заставившая его в последний момент изменить маршрут своего передвижения.
Хотя шкура его и была пробита в трёх местах, смертельных ранений не было, а мощные гоблинские лапы вынесли Тырпырхая и нескольких его израненных товарищей из смертельной ловушки.
Было ясно, что их заложили, и все места их обычного пребывания должны находиться под контролем противника. Казалось бы, деваться было некуда, но уцелевших гоблинов выручила предусмотрительность вожака. Давно ещё, предвидя вероятную для существа его профессии ситуацию, когда земля будет гореть под лапами и ни в одном населённом пункте укрыться не удастся, он создал тайную базу на принадлежащей гоблинам части Чащобного леса. На той базе хранился запас провианта и оружия, и постоянно проживало несколько десятков скрывавшихся от правосудия преступников из тех, что входили в возглавляемое Тырпырхаем сообщество.
Понимая, что деваться больше некуда, вожак отдал приказ выбираться из города и двигаться в сторону Чащобного леса. Тёмные эльфы, для которых было важно скрыть сам факт нападения на банк, не стали преследовать кучку уцелевших бандитов, а принялись в срочном порядке уничтожать следы сражения, вывозить трупы и выводить отряды из города. Так что судьба, сыграв с гоблином злую шутку, дала ему в качестве компенсации шанс на спасение. И он этим шансом воспользовался.
Прошли годы, и небольшая бандитская база в Чащобном лесу превратилась в настоящий укрепрайон. Единственной проблемой был вопрос обеспечения продовольствием трёх сотен гоблинов, нескольких десятков примкнувших к ним людей, преимущественно дезертиров из имперской армии и, нескольких, не понятно как очутившихся в лесу огров. Зверья в ближайших окрестностях становилось всё меньше, охотникам приходилось углубляться всё дальше в лес и тратить значительно больше сил и времени на пополнение запасов. Лесные же карлики, с которыми поначалу установились неплохие отношения, после нескольких ненужных инцидентов прекратили всякое общение с отрядом и, судя по всему, вообще покинули эту часть леса.
"Чёртовы ублюдки! - думал Тырпырхай, заканчивая свой утренний обход, - сами себе нагадили. Ума не приложу, что делать дальше! Может быть, на городишко какой-нибудь напасть? Нет, тогда точно сюда армию пришлют и, не считаясь с затратами весь лес прочешут. Неужели мне до конца жизни придется торчать среди этого бурелома?!"
Эта мысль посещала его всё чаще, портя и без того отвратительное настроение. Ему захотелось отыграться на каком-нибудь нерадивом часовом, но обход подошел к концу, а никаких нарушений замечено не было. Впрочем, это было не удивительно, ведь старшим ранней утреней смены он назначил Джека-Следопыта, одного из северных варваров, прижившихся в отряде. Джек оказался отличным охотником, за что и получил своё прозвище, хотя вообще-то он был в прошлом офицером имперской армии, судимым за убийство сослуживца и сбежавшим из мест заключения. "Бабу не поделили, да и вообще … он был, я ни о чем не жалею", - так объяснил он свой поступок Тырпырхаю.
"А охотиться тебя, что, в армии научили?" - спросил как-то его гоблин.
"Нет, конечно, - усмехнулся в ответ Следопыт, - этому меня учили с детства. Я ведь, шеф, из семьи охотника, так что ещё до армии эту науку освоил".
- Ну, как, Следопыт? Всё в порядке? - спросил главарь для проформы у подошедшего к нему Джека.
- Да, шеф, происшествий нет, - спокойно и чётко доложил тот.
"Повезло мне с ним, - подумал Тырпырхай, разглядывая стройную поджарую фигуру подчинённого и ощущая на себе его твёрдый спокойный взгляд. - И людей держит в руках и из моих жаб настоящих солдат сделал".
"Только что мне со всем этим делать?" - в который раз, спросил он себя.
- Молодец! Хвалю! - похвалил он Джека, назначенного им недавно командиром людской части отряда и одним из своих заместителей.
Закончив обход, гоблин направился было к своему домику, как вдруг раздались сигнал тревоги и крики часовых. Шум доносился с северной части поляны, оттуда, где находились единственные, ведущие в лагерь, ворота.
Подбежав к воротам, он с удивлением увидел стоящий с той стороны стены отряд гоблинов, тащивших троих связанных огров и какое-то существо, с накинутым на голову мешком и связанными за спиной руками.
"Нападение… нет, мятеж… Началось! - подумал Тырпырхай, узнав, среди подкравшихся к стене разбойников, гоблинов из, расположенного на "северной" поляне, лагеря.
- Чего надо?! - рявкнул он, обращаясь к находившимся с той стороны стены, соплеменникам.
- Пахан, мы лазутчиков изловили! - закричал в ответ один из гоблинов, в котором Тырпырхай признал заместителя командира "северного" лагеря. - Двадцать наших братанов покалечили, а Отлетая и Замухрая убили, … поганые! Говорили, что к тебе идут, но мы им, конечно, не поверили и побить маленько хотели, а они, …, тоже…
- Давай их сюда, баклан, хорош болтать! - рявкнул Тырпырхай, отдавая приказ открыть ворота. - Сам разберусь, кто что хотел…
Вскоре массивные ворота были открыты и к ногам главаря швырнули трёх избитых огров и существо с мешком на голове.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 апр 2012, 12:48 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 19.

Путь до Чащобного леса был преодолён за четверо суток. Можно было добраться и быстрее, но сменные лошади, имевшиеся на почтовых станциях, с трудом выдерживали тяжесть таких пассажиров, как огры, отчего через некоторое время нормального бега, несмотря на понукания, упрямо переходили на шаг.
Мырыдхая сильно раздражала подобная неспешная езда, но ничего поделать с этим он не мог. Хорошо ещё, что отец выделил ему для поездки самую просторную из имевшихся у него карет. По крайней мере, гоблину не грозила участь быть раздавленным в лепёшку тремя его спутниками - ограми.
Путешествовать вместе с ограми - то ещё удовольствие. Нет, ребята они, конечно, замечательные - не пристают к тебе с не нужными вопросами, не напиваются на каждой станции до потери сознания, и не ведут весь день напролёт заумные беседы. Но, с другой стороны, уж больно они скучные и молчаливые.
Мырыдхай пытался несколько раз вызвать их на разговор, но они лишь вежливо кивали в ответ и отделывались односложными репликами. "Да, Мырыдхай" и "Нет, Мырыдхай" - только это и слышал гоблин от своих попутчиков.
К Мырыдхаю огры относились с уважением, как к своему временному начальнику, но безо всякого подобострастия и без малейшей заинтересованности. Судя по всему, им было абсолютно наплевать на то, что это сын их босса и, возможно, будущий босс.
Они даже ни разу и не назвали его "боссом". Наверное, потому, что слово "босс" на огрском языке означает "хозяин", а хозяин у них был один - господин Несогласенподыхай.
Впрочем, вести беседы с представителями этой славной расы было в любом случае затруднительно, так как из работ известных имперских лингвистов стало известно, что словарный запас огра обычно не превышал пятисот слов и междометий. Правда, частично это компенсировалось более чем двумястами жестов, активно используемых ими во время разговора. Но, согласитесь, общаться с тремя могучими ограми в карете на языке жестов - весьма сомнительное удовольствие.
Если уж мы заговорили об ограх, то нужно заметить, что, несмотря на свою кажущуюся туповатость и неповоротливость, они были непревзойдёнными телохранителями. Преданность одному хозяину, огромная физическая сила, выносливость и, как ни странно, великолепная реакция - всё это снискало им славу лучших имперских "бодигардов" ("бодигард" на огрском языке как раз и означает "телохранитель"). Так что, если у одних народов национальным бизнесом был финансовый бизнес, у других - транспортный, а у третьих ещё какой-то, то огрским национальным бизнесом был бизнес охранный.
Вести беседы с попутчиком огры не стремились, но к своим прямым обязанностям относились со всей серьёзностью. При каждой остановке кареты, когда путникам приходилось её покидать, Мырыдхай оказывался в середине треугольника, места в углах которого занимали телохранители. Место в вершине треугольника и, соответственно, во главе процессии всегда было за Каменной Башкой - старшим из огров, а сзади от гоблина оказывались Ук и Тук.
Каменная Башка был, как ни странно, очень маленького для огра роста - около девяти футов, что, впрочем, компенсировалось его феноменальной реакцией и сообразительностью. Он оказался из троих телохранителей также самым разговорчивым и даже выдавал иногда целую фразу, а то и две подряд.
Один раз такой редкий случай произошёл, когда Мырыдхай, волнуясь из-за предстоящего посещения Чащобного леса, поинтересовался, не был ли кто-нибудь из спутников там ранее и действительно ли лес этот так опасен.
"Если нам сдохнуть, тебе сдохнуть после нас", - успокоил гоблина Каменная Башка, после чего добавил что-то на языке жестов.
О том, что означала серия стремительных ударов воображаемой дубиной, "успокоенный" Мырыдхай мог только догадываться.
Легендой, выдуманной господином Несогласенподыхай для объяснения поездки Мырыдхая являлась его инспекционная поездка с целью проверки работы торговой сети "Подыхай холдинг". Чтобы не вызывать подозрений, гоблину приходилось останавливаться в каждом населённом пункте и посещать фирменную торговую точку.
Мырыдхай старался честно играть свою роль и извлечь, заодно, из своей временной работы пользу, как для себя, так и для отцовского бизнеса. Поэтому, сначала он обходил с важным видом торговый зал, изучая представленный ассортимент товара, его подачу покупателю и работу персонала. При этом он постоянно делал какие-то пометки в блокноте. Потом, в сопровождении огров, заходил в кабинет директора и около часа громко на него орал, пытаясь донести до несчастного управляющего суть своих замечаний. После этого он давал какие-то указания, касающиеся улучшения работы объекта и уезжал.
Как потом оказалось, некоторые из его предложений оказались настолько толковыми, что стали обязательными для исполнения во всей торговой сети. Мало того, спустя какое-то время его идеи были собраны в единую систему, названную по имени создателя мырыдхайтингом. Это потом уже, термин этот, трансформировавшись до неузнаваемости, превратился в слово "маркетинг" и проник в Нижние Миры.

Глава 20.

Поездка, показавшаяся выносливым ограм увеселительной прогулкой, для Мырыдхая, не привыкшего к тяготам кочевой жизни, к концу третьих суток превратилась в пытку.
Приближаясь к последнему населённому пункту, лежащему на их пути, он вспоминал окончание их последнего с отцом разговора.
…Господин Несогласенподыхай прошёлся по кабинету, и, вернувшись в свое кресло, хлопнул лапой по столу и строго посмотрел на сына.
- Мырыдхай! - произнес он, - помни, что ты едешь в крайне опасное место. Поэтому оставь столичные замашки дома. Гоблины, скрывающиеся в лесу - это не наши милые соседи и не твои утонченные эльфийские приятели. Это бандиты, сынок, причем бандиты самого отвратительного сорта.
- Тогда зачем мне вообще туда ехать, если с ними нельзя договориться? - удивился Мырыдхай.
- Я этого не говорил, - резко ответил ему отец, - просто просил тебя быть осторожным и в точности выполнить то, что я тебе скажу! Я никогда не послал бы тебя туда, если бы… ну, ладно, слушай. Дело в том, что власть там сейчас крепко держит в своих лапах, ни кто иной, как мой младший брат…
- Как?!! - вскричал, не веря своим ушам, Мырыдхай, - дядя Тырпырхай? Твой брат?! Я думал, что он давно умер.
- Многие так думают, - усмехнулся господин Несогласенподыхай, - но наша порода - живучая, нас так просто не возьмёшь.
- Папань, а ты точно это знаешь? - на всякий случай спросил Мырыдхай, понимая, что в другой ситуации за такой вопрос получил бы бронзовой копией "победителей" по голове.
- Конечно, точно! - рявкнул старший гоблин, останавливая дёрнувшуюся в направлении "победителей" лапу. - Я что, по-твоему, идиот?!
- У меня с ним контакт налажен. Кое-какие совместные дела делаем, но тебе об этом знать не нужно. Дела-то так… мелочь, он же сидит там обложенный со всех сторон, нос высунуть не может.
- Тогда зачем он нам, и чем он способен тебе помочь? - Мырыдхай скорчил морду от удивления.
- Сможет! Твоё дело придти к нему и передать вот этот пакет с деловым предложением и инструкциями, - сказал сыну господин Несогласенподыхай, - там всё написано. На словах добавишь только, чтобы с уважением относился к барону, не допускал излишней грубости по отношению к населению и обязательно доставил те бумаги лично ко мне домой.
- Какие бумаги? Какой барон? И как он доберётся до нас, если не может нос из леса высунуть?! - воскликнул, ничего не понявший из слов отца Мырыдхай.
- Тебя это не касается! - ответил отец. - Просто запомни мои слова и передай. Добавь так же, что после окончания дела, он может смело возвращаться сюда, никто его не тронет. Да, и добавь ещё, чтобы тебя немедленно отправил назад. Нечего тебе там делать и лезть в эти дела. Понял?
- Да, понял… Понял, что ничего не понял, - проворчал Мырыдхай, обиженный на то, что отец скрыл от него суть дела, и заставляет исполнять роль простого гонца.
- Сынок, повторяю ещё раз, дело это крайне опасное! Мало ли, вдруг что-то пойдёт не так. Мы и так уже вляпались по уши, не хватало ещё тебе голову в бою сложить.
- Так это будет поход?! - встрепенулся Мырыдхай, с детства мечтавший принять участие в настоящем походе и горевавший от того, что те времена, когда отважные гоблинские дружины принимали участие в набегах, и каждый гоблин мог прожить жизнь, полную приключений, навсегда ушли в прошлое.
Господин Несогласенподыхай закрыл рот лапами и сердито зарычал, проклиная себя за то, что проговорился.
- Ещё раз повторяю, тебя это НЕ КА-СА-ЕТ-СЯ!!! Понял, твою мать?!!! - заорал он на сына. - Ты, твою мать, передашь пакет, скажешь то, что должен сказать и немедленно отправишься назад. А не то я, …, всю башку твою разобью! Будешь, твою мать, слюни пускать, как чертов идиот! Уф-ф-ф… Понял, сынок?!
- Да, понял я, понял… - надулся Мырыдхай.
- Ну, и хорошо. Молодец! - успокоился отец и стал давать ему последние наставления, касающиеся маршрута передвижения, легенды и способа добраться до грозного родственника, засевшего в Чащобном лесу…

Наконец, на четвертый день путешествия, очередная конная упряжка дотащила Мырыдхая с ограми до небольшой гоблинской деревеньки, находившейся милях в двадцати от Чащобного леса.
Желающих селиться в опасной близости от страшного места было немного, зато те, кто там жил, научились извлекать немалую пользу от подобного соседства. Львиная доля собранного урожая и заготовленного мяса, тайно продавалась местными жителями скрывавшимся в лесу бандитам, которые расплачивались деньгами, отобранными у путников, осмелившихся показаться неподалеку от лесного массива. Жителей деревни лесные братья никогда не обижали, боясь потерять единственную нить, связывавшую их с цивилизованным миром. Так что сотрудничество было обоюдовыгодным, хотя и тайным.
В деревне Мырыдхай отыскал гоблина, являвшегося связным отца, то есть той самой ниточкой, которая соединяла господина Несогласенподыхай с опальным младшим братом.
Дом связного, оказавшегося крепким жилистым стариком, стоял на некотором отдалении от деревни в той стороне, что вела к Чащобному лесу.
Мырыдхай, как ему и было велено, передал старику мешочек с золотыми монетами и письмо от отца. Тот тут же вскрыл конверт и, пробежав глазами текст, бросил письмо с конвертом в печь, на которой грелся ужин для нежданных гостей.
- Поедите и сможете пару часов отдохнуть. Потом надо будет идти, - сказал он Мырыдхаю.
- Куда идти? В лес? Ночью? - удивился молодой гоблин.
- Да, ночью, пока все спят, и никто вас не видит, - проворчал старик. - Не волнуйся, я вас выведу. Хотя путь, конечно, не близкий, если поднажать, то к утру будем там.
- Всю ночь топать?! - возмутился Мырыдхай. - Да я и так уже устал, трое с половиной суток в дороге!
- Это твои проблемы. У меня приказ шефа, и я должен его выполнить. Он написал "срочно", а мы и так потратим время на ужин и отдых.
Часа через три недовольный зевающий Мырыдхай и невозмутимые огры начали свой марш-бросок, который длился всю ночь и прерывался лишь несколько раз, когда неутомимый старик разрешал им немного передохнуть. Перед рассветом, еле волочивший от усталости лапы, Мырыдхай и, по-прежнему, невозмутимые, казавшиеся совершенно не уставшими, огры вышли к Чащобному лесу. Стена высоченных деревьев, причудливо подсвеченная Луной, тянулась с юга на север и казалась бесконечной.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26 апр 2012, 11:24 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 21.

- Ну, вот и всё, мы пришли, - бодро объявил связной, рухнувшему на траву, Мырыдхаю. - Видите эту тропку? Нет, это тропа, неужели не понятно?! Присмотритесь. Вот по ней и идите, пока не наткнётесь на пост. Скажите, к кому идёте, вас проведут. Здесь недалеко.
- Счастливого пути, - добавил он ничего не выражающим тоном и, не дожидаясь ответа, растаял в лёгком предрассветном тумане.
Около часа Мырыдхай провалялся на земле, не в силах подняться, но потом, со стоном, встал на ноги, и они отправились в лес, стараясь не потерять еле заметную тропку. За Каменной Башкой и Уком, бодро шагавшими впереди, плелся Мырыдхай, а Тук - самый рослый и мощный из огров - замыкал шествие.
Через некоторое время блужданий по лесу, гоблин вдруг ощутил сильно жжение под рубашкой. Ощущение было такое, что к его груди приложили раскалённый кусок металл. Он засунул руку под рубашку и вытащил, подаренный тетушкой Нескучай оберег, кристалл на котором светился ярким алым светом.
- Опасность! - крикнул Мырыдхай, мгновенно вспомнивший слова тетушки о том, что подобный цвет кристалла - предупреждение об опасности.
- Ещё какая! - раздался рядом противный насмешливый голос и Мырыдхай увидел, что они окружены плотным кольцом, не понятно откуда взявшихся, гоблинов. Гоблины были хорошо вооружены, некоторые из них держали наведенные на путников луки.
- Куда путь держим? Если хотите внести взнос в лесной благотворительный фонд, то вы уже на месте, - проквакал тот же гоблин, видимо, глава этой шайки.
- Мы идем по важному делу, - заявил Мырыдхай, стараясь выглядеть уверенно.
У старшего из гоблинов от этих слов начался приступ дикого хохота, и этот хохот был тут же поддержан остальными разбойниками.
- И какое же дело у тебя, фраер, в нашем лесу? - прохрипел он, немного успокоившись.
- Я иду к Тырпырхаю с важным посланием, - ответил Мырыдхай, стараясь не показать своего отвращения к этим, дурно пахнущим, отбросам цивилизации.
- Ты что гонишь, придурок?! Какое у тебя дело к нему может быть?! - заорал вдруг гоблин, морда которого приняла свирепое выражение. - Заблудились, а теперь мозги нам засирать будете?
- Гоните бабло, да скидывайте шмотье свое фирменное, может, и отпустим вас, - рявкнул он и схватил Мырыдхая за куртку.
Это движение вызвало немедленную реакцию телохранителей Мырыдхая, которые начали крушить стоящих вокруг разбойников, пытаясь добраться до осмелившегося напасть на объект охраны гоблина.
Началась драка, просвистело несколько стрел, одна из которых угодила Уку в плечо. Выстрелов, однако, было мало, так как стрелки боялись угодить в своих и, побросав луки, тоже бросились врукопашную. Первое время ограм и, неожиданно рассвирепевшему, Мырдыхаю удавалось отбиваться от бандитов, некоторые их которых уже валялись на земле, поваленные мощными ударами огров. Но, потом, имевшие многократное численное преимущество лесные братья одержали верх. Огров, в конечном счете, удалось спеленать с помощью сетей, а Мырыдхая, голова которого выдержала несколько крепких ударов, сбили с ног пришедшемся ему в челюсть выпадом дубинки.
Обозлённые бандиты долго ещё избивали поверженных противников, пока их не остановил крик одного из них.
- Хватит! Прекратите!
- Ты что это раскомандовался, Распухай? - как сквозь туман, донёсся до избитого Мырыдхая голос вожака шайки. - Ты, что ли, здесь старший?
- Старший ты, Требухай, а вот на дереве висеть нам всем рядышком придётся, если этот фраер действительно к пахану топал. Может быть, тот его ждёт, ты об этом не подумал, троллий ты помёт?!
- Ты кого это помётом назвал, падла?! Да я тебя…
Послышались удары и, с трудом приоткрыв заплывшие глаза, Мырыдхай увидел, как двое гоблинов лупят друг друга, а остальные, молча, за ними наблюдают.
Наконец, несколько разбойников, видимо посчитав, что по очкам выходит ничья, растащили дерущихся в разные стороны. Морды у обоих были разбиты, а глаза яростно сверкали.
Мырыдхай замычал, пытаясь привлечь к себе внимание, что ему и удалось.
- Ах ты, гнида! Жив ещё?! Ну, ничего, сейчас мы это исправим! - завопил Требухай, пытаясь дотянуться до Мырыдхая и пнуть его ногой, но крепкие гоблинские лапы, державшие его, не позволили ему этого сделать.
Слова Распухая посеяли в их душах сомнение, а страх перед Тырпырхаем был слишком силён, чтобы это сомнение отбросить.
- Пусть скажет, что хотел… - прохрипел Распухай, пытаясь освободиться. - Да, пустите вы меня, я уже в норме!
Его отпустили и он, проковыляв на своих кривых ногах к Мырыдхаю, присел на корточки и стал поливать его разбитую морду из фляги.
-Ну, говори, - приказал он нашему герою.
- Я ыду… к Тылпылхаю с фашным полусением… нешу пахет… Он мня штёт… - с трудом произнес Мырыдхай, рот которого был полон крови из-за разбитых губ и выбитых зубов. - Эта плафта.
- Да, брешет он! - зарычал Требухай, которого, по-прежнему, держали за лапы. - Надо посмотреть, что там, в пакете этом! Может там бабло или акции какие облигации. А этих добить, на хрен, и закопать! Вон, сколько они наших положили! Двоих точно грохнули, даже не дёргаются!
- Ты совсем долбанулся, что ли?! - возмутился Распухай. - А если фраер правду говорит, знаешь, что с нами Тырпырхай сделает? Кто-нибудь проболтается и тогда нам точно конец!
Подавляющее большинство бандитов поддержали Распухая и, вскоре, связанных пленников потащили в главный лагерь к Тырпырхаю.


Глава 22.

- Значит, они сказали, что идут ко мне? - недобрым взглядом уставился на Требухая Тырпырхай, бегло осмотрев избитых пленников.
- Ну, да, квакали что-то на эту тему, - неуверенно промямлил тот, внезапно осознав, что он натворил.
- А ты, значит, мыслитель, им не поверил, так?
- Не поверил, - непроизвольно втянув голову в плечи, тоскливо выдохнул Требухай.
- Ну-ну… Развяжите огров и снимите мешок с этого, кто он там такой, - приказал Тырпырхай, - хочу на него взглянуть. Да, верёвки на руках разрежьте. Не убежит, небось.
Огров быстро освободили от пут и поставили ноги, а с головы Мырыдхая стащили мешок и, разрезав веревки, усадили на землю, поскольку он был не в состоянии стоять после перенесённых побоев.
Огры, осмотревшись, стояли спокойно с невозмутимым видом, не выказывая ни страха, ни агрессии. Они прекрасно понимали, что справиться с таким количеством противников, среди которых находились и несколько их земляков, им не удастся. К тому же по отношению к объекту охраны никаких враждебных действий не предпринималось.
Огры Тырпырхая не интересовали и он, скользнув по ним взглядом, принялся внимательно разглядывать избитого на совесть гоблина.
Через несколько мгновений брезгливое выражение на его морде сменилось выражением заинтересованности, а затем превратилось в крайнее удивление.
- Мырыдхай?! - воскликнул он со смешанным чувством удивления и сомнения.
Он подошел к избитому пленнику и, присев на корточки, пристально на него уставился.
- Та, тятя, эт-та й-я, - выдавил из себя несчастный гоблин, пытаясь не завалиться на бок.
- Ты зачем сунулся в лес, племяш?! Натворил что-нибудь? Замочил кого-то? - спрашивал его Тырпырхай, который никак не мог поверить своим глазам.
- Ы-ы, й-я ат атша… ш пу-маками… ф па-хете… а-ны, - еле выговорил Мырыдхай и, потеряв сознание, начал заваливаться на бок.
- Лекарей сюда живо! - заорал Тырпырхай, обхватив неожиданно свалившегося на его голову племянника.
В это время прибежали два человека и один гоблин, державшие в руках корзинки со знахарскими принадлежностями, и принялись оказывать пострадавшему помощь.
Оставив родственника на их попечение, Тырпырхай подошел к дрожащему от страха Требухаю.
- Значит, не поверил, да? - спросил он его спокойно и тут же, не дожидаясь ответа, нанёс по голове провинившегося гоблина страшный удар своей дубиной, от чего голова последнего с чавкающим звуком разлетелась на части.
- Я же объяснял тебе, что надо сначала думать, а потом уже действовать, - продолжал говорить Тырпырхай, обращаясь уже к дергающемуся в агонии телу. - Ну, ничего, в следующий раз будешь вести себя умнее.
Требухай, ясное дело, ничего не ответил на эти слова и, вскоре, перестав дергать лапами, затих.
- Это касается всех вас, чёртовы ублюдки. Если я что-то говорю, то запоминайте и выполняйте. Лень мне повторять дважды, усекли? - не повышая голоса, обратился вожак к стоящим вокруг него бледным от ужаса разбойникам.
Один лишь Следопыт встретил взгляд главаря со спокойным, невозмутимым видом.
- Ну, ладно, как закончите с Мырыдхаем, отнесите его в мою хижину и окажите помощь ограм. Вот у того, здорового, вообще обломок стрелы из плеча торчит.
- А вы, ребята, не дергайтесь, всё закончилось. Здесь Мырыдхай в безопасности. Лечитесь и отдыхайте. Вас разместят вместе в одном из домов, - обратился он, глядя в глаза Каменной Башке, в котором, непонятным образом, сразу признал старшего из огров.
- А где тот пакет, что был при них? - спросил Тырпырхай, и тут же получил его от одного из бандитов.
Все суетились, стараясь продемонстрировать свирепому вожаку свою преданность и выполнить его приказания. Страшная смерть Требухая, занимавшего не последнюю ступень в бандитской иерархии, произвела на прочих разбойников неизгладимое впечатление.
Глядя на царившую в лагере суету, Тырпырхай усмехнулся и, кивнув Следопыту, давая ему понять, что тот остается за главного, направился в свой домик изучать находившиеся в пакете бумаги.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 май 2012, 12:19 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 23.

Очнувшись от глубокого сна, в который он провалился не столько от усталости или из-за перенесённых мучений, сколько под действием регулярно вливавшихся в него разбойничьими знахарями микстур, Мырыдхай некоторое время тихо лежал с закрытыми глазами. Он сразу же вспомнил всё, что приключилось с ним за последнее время, и попытался оценить то состояние, в котором находится его организм. Гоблин по очереди пошевелил всеми конечностями, подвигал шеей и был приятно удивлён. Тело, хотя и саднило местами от побоев, но действовало вполне сносно. Ощупав лапами морду, он обнаружил на ней несколько гематом, а поводя во рту языком определил примерное число утраченных зубов. По его подсчетам, таких было девять.
"Это ерунда! - подумал гоблин. - Попрошу Оглохспаниэля, отвести меня к своему дантисту, чтобы тот новые зубы вставил. Лучше уж к эльфам сходить, чем к гоблину-дантисту. У эльфов, говорят, ничего даже и не почувствуешь. А шишками нас не напугаешь, мы привычные".
Ухмыльнувшись воспоминаниям, Мырыдхай попытался открыть глаза и это ему довольно легко удалось. Небольшие припухлости, конечно, ещё оставались, но серьёзных неудобств не приносили.
Гоблин понял, что очнулся он поздним вечером или ночью - в комнате было темно. Полежав ещё немного, он откинул лёгкое одеяло, которым был укрыт и с лёгким стоном сел на кровати.
"Сейчас разбужу всех своими "охами", - подумал гоблин.
В этот момент, дверь в комнату открылась, и в дверном проеме показался Тырпырхай.
- Очнулся, наконец! - довольным тоном произнёс он. - Ну, и силён же ты дрыхнуть, Лягушонок. Двое суток провалялся!
- Хах, тфое шуток? - удивился Мырыдхай.
- Как, как… вот так! Даже и не шевелился почти, когда лекари твои раны обрабатывали, - засмеялся огромный гоблин. - Заварил кашу, а сам - на боковую.
- Хакую кашу я сафарыл? - с недоумением спросил Мырыдхай, вставая с кровати.
- Острую, с красным варварским перцем. Теперь будем её расхлебывать всей бандой, - пояснил ему Тырпырхай. - Правда, есть надежда, что на дне котелка нас ждёт приятный сюрприз.
- Нышехо не па-имаю, - признался молодой гоблин, пытаясь отыскать в полумраке комнаты свои вещи.
- Подожди, Лягушонок, - сказал ему дядя и, пройдя в комнату, зажёг стоящий на столе подсвечник.
Потом он на минуту вышел и вернулся с чисто выстиранной и заштопанной одеждой племянника.
- Да, красавец! Ничего не скажешь, - ухмыльнулся Тырпырхай, - завидный жених. Одевайся, а я пока прикажу еду приготовить. Жрать, небось, охота?
- Ы-хы, - признался, почувствовавший страшный голод Мырыдхай, с трудом напяливавший на себя брюки.
- Ы-хы, - передразнил его вожак разбойников, - ну, давай, жду тебя в гостиной. Поешь, заодно и поговорим чуток.
- Халашо, - ответил ему Мырыдхай, со стоном просовывая лапу в рукав рубашки.
Умяв две порции гоблинской лягушачьей похлёбки и котелок отменно приготовленного рагу "Жридачавкай", Мырыдхай, откинувшись на спинку стула, с наслаждением пережевывал кусок мягкой и сочной копчёной гадюки. Дожевав и проглотив этот деликатес, который вы с трудом отыщите и на столичном рынке, он опрокинул в рот бокал гоблинской настойки. Настойка сильно обожгла пораненный рот, но зато приятно согрела гоблина и вызвала у него чувство расслабленности.
- Видишь, как я тебя встречаю? - улыбнулся Тырпырхай, с довольным видом наблюдая за племянником. - Сначала развлечения, потом угощение. Мои пацаны языки бы проглотили, взглянув на этот стол. Мы здесь не каждую неделю так питаемся, поверь мне.
- Ы-хы… ласфлешеныя пыли што ната, - проворчал Мырыдхай.
- Ну, ладно, не серчай… Что квакало, то в болоте утонуло, - подмигнул племяннику дядя. - Расскажи лучше, как там дома? Какие новости? Если, конечно, говорить не больно.
Мырыдхай поведал ему об основных событиях столичной жизни и коротко пересказал последние сплетни. Потом он рассказал ему о своей несчастной любви и поделился свалившейся на него бедой, вызванной решением отца женить его в кратчайшие сроки.
- Женить решили? Ха-ха-ха… Узнаю братца своего… ха-ха… три месяца дал??? Добряк! Ха-ха-ха...
- Не шмешно, - обиделся Мырыдхай.
- Очень смешно! - не согласился с ним дядя.
- А хочешь, я твою проблему в два счёта решу, - неожиданно предложил он бодрым тоном.
- Хах эта? - удивился племянник.
- Как-как! Украдём твою девку, эльфийку эту. Будешь жить с ней в моём лесу, да радоваться. Банду свою соберёте. Будете на отсталых путников нападать - ты с дубиной, она с луком…
- Нееее... ни ф хоим шлушае! Она не сахошит, та и я не хошу. Элфы меня и тут тостанут ф тфа шота, - испуганно закачал головой Мырыдхай.
- А раз так, племяш, то выбрось эту чушь из головы! - серьёзно сказал ему Тырпырхай. - Ты уже не ребёнок, пора за ум браться. Правильно братец тебе говорит. Тебе скоро дела принимать, а ты всё тролля валяешь!
Мырыдхай, насупившись, молчал. В глубине души он был с родственником согласен, но расстаться со своей иллюзией пока ещё был не готов.
- А што ты там пло хашу хахую-то хафолыл, што я сафалыл? - поинтересовался он у Тырпырхая.
- Кашу? - удивился его могучий родственник, - какую кашу?.. А! Это я про бумаги, которые ты привёз. Ты что, не читал их?
- Не... не шитал, я плостой ганес, - обиженно ответил племянник. - Кштати, я толшен пыл ешо на слофах топафить…
- Что?
- Штопы ты … эта… - Мырыдхай напряг память, вспоминая слова отца, - а… Штопы ты палона хахохо-то уфашал, налот сля не полтил и пумаки отшу плинес лишна. Тела стелаеш, мошеш шмела фосфлашатся томой, тепя нихто не тлонет…
- И ешо эта...
- Что ещё, лягушонок? - спросил Тырпырхай, напряженно вслушивавшийся в слова племянника, пытаясь разобрать его шепелявую речь.
- Ну,.. меня штопы с шопой фсял… ф пахот!
- Ну, это ты врёшь! - рассмеялся Тырпырхай. - Не мог он такого сказать.
- Шхашал, - упрямо произнёс Мырыдхай.
- А что же он тогда не дал тебе бумаги прочитать? А, лягушонок? - недоверчиво спросил племянника дядя.
- Флемени не пыло, тела слошное, - вышел из положения племянник.
- Огры с тобой, возьму! Но только при мне будешь всё время, понял?
- Ы-хы, - довольно кивнул Мырыдхай, мечта которого - принять участие в походе - как никогда раньше была близка к осуществлению.
- Ладно… Я, пока ты дрых, почти всё уже подготовил. Выступаем через три дня, - произнес главарь банды. - Раз уж ты пойдёшь с нами, я сейчас расскажу тебе, в чём тут дело.
И он рассказал Мырыдхаю о том, во что они ввязались.


Глава 24.

Совершив ночной переход, отряд барона Шанса проник в лес расположенный неподалёку от замка ненавистного противника. Не успели солдаты расположиться на отдых, как примчался один из часовых, расставленных по периметру охотничьих угодий Барона Шприца, и поднял в лагере тревогу. По его словам, следом за ними двигался крупный отряд вероятного противника.
Барон Шанс, опасаясь утечки информации, не стал посвящать солдат в свой замысел, и все были уверены в том, что они идут отбивать похищенную дочь сюзерена, не имея ни малейших шансов на успех. О приближающейся помощи никто не знал, так что в отряде царил дух обречённости. При этом явного недовольства не проявлялось. Все хранили верность присяге и лучшим традициям рыцарской чести.
Барон, отдал приказ занять оборону и, на всякий случай, приготовиться к бою. Сам же он, в сопровождении дозорного и нескольких рыцарей, поспешил туда, откуда надвигалась возможная угроза.
"Неужели это гоблины? - с сомнением и надеждой думал рыцарь, знавший со слов вездесущего эльфийского посланника о том, что барон Шприц не располагает достаточными для окружения силами. - Скрытно преодолеть такое расстояние за трое суток! Невероятно! Не могу в это поверить!"
Стояло ранее утро и лёгкий туман, обычный для этих мест, скрывал окружающее лес пространство. Тем не менее, опытные солдаты, стоящие в дозоре, на слух определили не только факт надвигающейся угрозы, но и примерную численность приближающегося отряда.
- Человек пятьсот, господин барон! - с тревогой в голосе, обратился к подбежавшему рыцарю немолодой солдат, вслушивавшийся в еле уловимый шум. - Не лучше ли скрыться в лесу?
Окружавшие барона воины негромко переговаривались, явно поддерживая предложение опытного солдата.
- Я, по ряду причин, не посвящал вас в свои планы, но теперь скажу... - проговорил барон Шанс, обращаясь к взволнованным подчинённым. - Мы ждём один отряд, который идёт нам на помощь, и я очень надеюсь, что это он самый и есть. Их как раз и должно быть чел… существ пятьсот. В любом случае, если это не они, мне эту ночь не пережить, друзья мои. И я бы предпочел погибнуть сразу с мечом в руке, а не бегать несколько часов по лесу, как один из тех оленей, на которых охотится здесь эта подлая гиена Шприц. А вы все, если что-то пойдет не так, бегите назад, поднимайте людей и пытайтесь вырваться из леса. Если я ошибся в расчетах, то это моя ошибка, поэтому я освобождаю вас от клятвы верности и дарую свободу. Храни вас Бог!
- Я тоже, знаете ли, не заяц! - с возмущением произнёс один из рыцарей. - Я давал присягу и не нарушу её.
Остальные рыцари и солдаты одобрительно зашумели, поддерживая прозвучавшие слова.
- Спасибо, Иоганн, спасибо, вам всем… Я этих слов не забуду! - растроганно проговорил барон, положив руку на рукоять меча и устремляя взор в ту сторону, откуда доносился нарастающий шум.
Так они и стояли, нервно сжимая оружие, пока из тумана на них не вывалился подошедший отряд.
Возглас изумления и ужаса вырвался одновременно из глоток окружавших барона воинов. Сам он сумел сдержать эмоции лишь потому, что был подготовлен к представшему перед глазами зрелищу.
По ковру стелящегося тумана, к ним бодрым шагом направлялся высоченный могучего сложения гоблин, держащий на плече огромную дубину. Рядом с ним шли двое гоблинов обычного роста и один сухопарый человек, а за его спиной высилось около двух дюжин огров. Один из огров нёс на плече тело какого-то существа, судя по всему, человека.
Заметив рыцарей, гоблин в окружении свиты направился в их сторону. Рыцари стояли, молча, но было заметно, что они испытывают сильное волнение. Заметив это, барон поднял руку, призывая своих подчинённых к спокойствию.
- Барон Шанс, я полагаю? - обратился гоблин к барону Шансу, мгновенно распознав в нём командира.
- Да, это я. Я вас ждал, но, признаться, в душе не верил в то, что вам удастся преодолеть около ста десяти миль за трое суток, - признался барон, изумление которого постепенно сменялось чувством облегчения от того, что план, разработанный тёмными эльфами, выполнялся, не давая сбоев.
- Ну и проводника Вы нам прислали, - засмеялся огромный гоблин, глядя на барона сверху вниз. - Последнюю ночь пришлось тащить его на себе.
Огр, нёсший тело, снял его с плеча и поставил на землю смущённого человека.
- Но он, всё же, молодец! Дорогу указывал верно, поэтому мы его и не сожрали, - похвалил гоблин, задрожавшего от страха проводника.
- Да, шучу я, шучу, успокойся! - захохотал гигант, снимая с плеча свою дубину и расправляя плечи. - Меня зову Тырпырхай, я пах… командир этого отряда.
- Барон Шанс, - представился барон Шанс, протягивая руку гоблину, который осторожно пожал её, стараясь не раздавить.
Тем временем весь отряд Тырпырхая достиг леса и рыцари, с плохо скрываемым ужасом, разглядывали толпу окруживших их, обвешанных оружием, гоблинов. Люди, постоянно проживающие на рыцарских землях, прямо скажем, не часто встречаются с представителями этого замечательного племени, а уж целый вооружённый отряд, да ещё составленный из существ самого разбойничьего вида, - это, скажу я вам, зрелище не для слабонервных. Впрочем, неврастеников в окружении барона не оказалось, да и среди гоблинов, как мы знаем, находилось несколько десятков представителей людской расы, так что постепенно солдаты успокоились и, даже, начали переговариваться с вновь пребывшими, интересуясь подробностями совершённого ими стремительного перехода.
Тырпырхай с гордостью посматривал на свой отряд, довольный тем, что он прибыл в полном составе и ни одного отставшего не оказалось. Перед началом перехода главарь банды был уверен в том, что выносливые гоблины выдержат предстоящее испытание, но за людей, которых он про себя называл "дохляками", поручиться не мог. Однако, к его удивлению и радости, трёхдневный марш-бросок выдержали все. Тяжелее всего пришлось, не привыкшему к физическим нагрузкам, Мырыдхаю, но и тот, окрылённый тем, что его давняя мечта - принять участие в боевом походе - сбылась, стоически переносил все тягости перехода.
"Молодец, Следопыт! - в очередной раз подумал гоблин. - Надрессировал своих обезьян на совесть".
Члены его банды, разросшейся за счет гоблинов-добровольцев из других шаек, орудовавших в Чащобном лесу, совершали переход, окрылённые обещанной им наградой. А Тырпырхай, основываясь на гарантиях своего брата, содержавшихся в доставленных племянником бумагах, пообещал каждому, ни много, ни мало, полную амнистию от государства плюс по двадцать пять тысяч золотых от нанимателя. Заместителям Тырпырхая было обещано выплатить по сто тысяч, а самому главарю - полмиллиона. Впрочем, деньги Тырпырхая волновали мало, ведь его возвращения дожидались два миллиона золотых, размещённые на тайных счетах в лучших банках Империи.
- Ну-с, барон, хотелось бы полюбоваться на ту кубышку, которую нам предстоит вскоре отколупнуть, - обратился гоблин к рыцарю.
- Вы не хотите отдохнуть? - удивился рыцарь - Замок Шприца можно увидеть лишь с противоположной стороны леса - путь не близкий. Поражаюсь Вашей стойкости! Мои солдаты, знаете ли, валяться с ног…
- Пожалуй, и моим пацанам тоже не мешало бы отдохнуть. Хотя я, признаться, предпочел бы закончить дело сразу, не закапывая на зиму в землю. У Вас, барон, я так разумею, уже готов план штурма…
- Да, план есть, и я укажу Вам, какие задачи поставлены перед Вашим отрядом. Однако хотелось бы уточнить некоторые детали на месте. Давайте разместим лю… солдат, отдохнем часок, а потом прогуляемся в сторону замка, - важно произнес рыцарь, напоминая тем самым, что руководит операцией именно он, а гоблин - всего лишь его подчинённый.
- Согласен, - легко согласился гоблин и отдал своей команде распоряжение выдвинуться в центр леса и устроить временный лагерь.
- Только, чтоб тихо там! - громко рявкнул он. - Костры не жечь, деревья не рубить. Жрать только то, что принесли с собой!
- Нерыгай, будешь в лагере смотрящим, пока мы с Джеком станем план местности изучать, - сказал он гоблину, наделённому природой столь зверской физиономией, что он мог бы убивать вражеских солдат, одним своим видом доводя их до инфаркта.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 май 2012, 04:16 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 25.

Барон Шанс в сопровождении двух рыцарей, Тырпырхай, Джек-Следопыт и Мырыдхай стояли на краю леса, пытаясь рассмотреть замок противника. Туман успел рассеяться, и взорам разведчиков открылась тянущаяся на пару миль голая равнина, за которой на небольшом холме виднелось родовое гнездо барона Шприца.
- Н-да… - разочарованно протянул предводитель гоблинов, - на таком расстоянии много не увидишь.
- Да, далековато… Он сказ… я полагал, что до замка будет не более мили, - потирая подбородок, согласился с ним расстроенный барон.
- Впрочем, что касается осмотра объекта, то это дело поправимое, - с некоторым самодовольством проговорил барон Шанс, вынимая из висевшего на поясе цилиндрической формы футляра странный предмет, напоминавший небольшую трубу.
Гоблины с интересом наблюдали за тем, как рыцарь, обхватив трубу руками, прижал один её конец к правому глазу, а другой направил в сторону замка.
- «Волшебный глаз», - небрежно пояснил гоблинам Джек-Следопыт, - полезная штука.
- Как, Вы уже видели нечто подобное?! - поразился барон, прервав свое занятие и с изумлением уставившись на Джека. - Где? Когда?
- На границе с гномьим Королевством, когда в армии служил, - невозмутимо объяснил Следопыт. - Гномы постоянно устраивали провокации, наскоки делали неожиданные… вот мы и раздобыли такую трубу, чтобы следить за их перемещениями.
- Где же вы добыли сей магический предмет в такой глуши? - удивился рыцарь, а все остальные с интересом уставились на Следопыта.
- Где, где… У гномов и взяли. Где ж ещё?
- Тайное хранилище сколупнули, типа, гоп-стоп, - с пониманием произнес Тырпырхай.
- Да, ничего мы не колупали! - обиделся бывший офицер. - Просто выменяли у них «волшебный глаз». Отдали им несколько старых эротических журналов и бочонок шнапса. Жаль, конечно, было меняться, но безопасность на войне превыше всего.
- Да это в нашей армии обычное дело, - усмехнулся он, глядя на вытянувшиеся физиономии нынешних своих боевых товарищей. - То мы им оружие продадим, то они нам что-нибудь подкинут… Военная наука - штука сложная!
- Дайте глянуть, что там за волшебство такое, - попросил главарь гоблинов и, получив драгоценный предмет, принялся с интересом разглядывать замок и окрестности, восторженно выражая при этом свои эмоции.
- Ну и гномы! Просто волшебники! - восторженно воскликнул он, передавая оптическое чудо Джеку-следопыту.
- Какые ышо хномы! Шта они мохут, семлелойки палататые, - неожиданно вступил в разговор Мырыдхай, - эта фсо элфы телают, хномы лыш сылйо тапыфают.
- А что это с Вашим товарищем? - поинтересовался барон, с сочувствием глядя на Мырыдхая, на морде которого, несмотря на присущую гоблинам повышенную регенерацию и усилия знахарей, до сих пор оставались многочисленные следы недавнего приключения. - Вам пришлось прорываться с боем?
- Да, нет, - пожал плечами Тырпырхай, - просто мы думали с его помощью ворота замка вынести, вот и тренировались перед походом.
Барон Шанс с ужасом уставился на огромного гоблина. Он, в силу своих предубеждений, мог ожидать от гоблинов чего угодно, но только не этого.
- Да, шучу же я, ах-ха-ха-ха… Люблю я пошутить! - расхохотался Тырпырхай, хлопнув себя лапами по бокам.
- Просто он пошёл на охоту, и на него напала стая дремучих медведей. Мырыдхай с ними справился, конечно, но сильно пострадал… еле выходили. Он - великий воин, лучший среди нас! - серьёзно добавил гоблин, успокаивая своего союзника.
Мырыдхай обиженно засопел, но ничего не сказал.
- Ладно, посмеялись и хватит. Так какой же у Вас план, господин барон? Как будем замок брать? - деловито обратился к рыцарю Тырпырхай.
- План у нас такой, - охотно откликнулся барон, - подождем, пока солдаты восстановят свои силы, построим их на поле, и пойдем на штурм. Штурмовые лестницы у нас припасены, надо их лишь собрать. Пока будет идти штурм, выбьем ворота. Я думаю, сегодня днём, после обеда и приступим.
- Как это после обеда? - удивился гоблин, которого поддержал и ошарашенный словами барона Джек-Следопыт. – Днём, что ли? На виду у гарнизона?!
- А как же ещё?! - в свою очередь изумился благородный рыцарь. - Конечно, днём - согласно рыцарскому кодексу ведения войны.
- Какой ещё кодекс? Вы что смеётесь надо мной?! Да меня братва на куски порвёт, если я им такой план предложу… Даже такой богатырь, как Мырыдхай, не спасет! Я им обещал свободу и бабло, а Вы предлагаете им чучелами на рыцарских огородах стать, так что ли?!
- Но… - попытался возмутиться барон, но был прерван гоблином.
- Подождите! Я, …, конечно, Ваш подчинённый в этом деле, но послушайте… Даже если бы мы все разом сошли с ума и согласились идти на этот штурм, то всё равно не смогли бы выполнить Ваш замечательный план! - Тырпырхай не на шутку рассердился и не стеснялся использовать крепкие выражения.
- Почему это?! - повысил голос рыцарь.
- Да потому, что перед нами не поле, а болото!!!
- Какое болото?! - не понял его рыцарь, - перед нами самое обычное поле, равнина… Что за?..
- Я, знаете ли, потомственный чистокровный гоблин, а не … гном, и уж поле-то от болота как-нибудь отличу, поверьте мне!
- Канешна эта палота. Яшный пелетс! Я ешо утефилса, сашем мы на палота фышлы, - поддержал дядю Мырыдхай. - Фон и куфшынки плафают. М-м-м… класифые!
Барон Шанс, план которого внезапно пошел прахом, подавленно молчал. Тырпырхай вновь завладел «волшебным глазом» и принялся внимательно осматривать замок и подходы к нему.
- А это, что ещё за хрень?! - воскликнул он, передавая трубу рыцарю. - Взгляните, барон, там, на стене прогуливается… в чёрной шляпе.
- Монах что ли какой-то? - пробормотал расстроенный рыцарь. - Пусть гуляет, воздухом дышит, нам-то что?
- Монах… Это не монах, барон, это … маг, так его растак! И пусть сожрут меня Древние Огры, если это не верховный чёрный маг… Как его?.. Забыл, но не важно.
- Я эту рожу в столице встречал, - обрадовал союзника Тырпырхай. - Вот мы и осушили болото!
- Да, чхать мне на магов! - неожиданно заявил барон Шанс. - На этот счёт всё предусмотрено, не беспокойтесь. Надо думать, как до стен добраться, а ещё лучше до ворот, а маги нам не страшны.
Главарь гоблинов посмотрел на рыцаря с некоторым подозрением, словно опасаясь, что тот от огорчения неожиданно сошёл с ума.
Рыцарь, перехватив этот взгляд, усмехнулся и махнул рукой, успокаивая своих спутников.
- У меня ещё две волшебные штуковины припасены, - объяснил он. – Одна для того, чтобы магов нейтрализовать, другая - чтобы ворота выбить. Нам бы только добраться до замка. Давайте думать вместе, господа. Сообща, мы что-нибудь, да придумаем.



Глава 26.

В тот вечер барон Шприц был сильно удивлён, когда на дежурное предложение поужинать вместе, маг Прострациус ответил согласием.
Уже две недели, в ожидании результатов проводимого рыцарем в отношении эльфов шантажа, маг гостил в замке барона. За это время волшебнику порядком надоело то ограниченное замковыми стенами пространство, в котором он был вынужден существовать. Его нервировала оторванность от библиотеки магического ордена, и, соответственно, от работы над его диссертацией. Мага также не мог не беспокоить вопрос о том, что происходит с созданной им оппортунистической фракции в отсутствии самого вдохновителя раскольнических идей. Помимо всего прочего, господина Прострациуса ужасно раздражала примитивная и скучная, по сравнению со столичной, сельская жизнь, и ему крайне претило находиться рядом с этим подлым, жадным до чужого имущества и примитивным по своей сути, рыцарем. Однако, по указанию главы Ордена, он терпеливо дожидался окончания начатой рыцарем интриги и обеспечивал защиту этого прохвоста от гипотетически возможной магической атаки.
"Скорее бы этому подонку ответили отказом! Заберу компромат на эльфов, и домой! Не пожалею магической энергии, чтобы быстрее добраться до дома! Могу же я позволить себе потратить пару сотен грандджоулюсов энергии из собственных запасов на быстрое возвращение домой после двухнедельных пыток скукой? Нет! Не так! Я имею полное право потратить пару сотен грандджоулюсов энергии из орденских запасов, ради срочного возвращения в столицу с докладом об успешно выполненном ответственном задании!!! Так, и только так!" - такие мысли, в разных вариациях, крутились в голове камрада, когда он, оторвавшись от прихваченных в поездку учёных книг, выбирался из жилой башни, чтобы побродить по внутренней территории замка или, поднявшись на стены, обозреть окружающие замок просторы.
Вечера он скрашивал, работая над своей новой монографией "Воспитать в себе мага" или, теребя жидкую бородку, затевал диспуты с хозяином замка на политические и экономические темы. Барон Шприц в подобных беседах всегда выглядел полным дураком, что очень забавляло ехидного мага и изрядно поднимало ему настроение.
Ночи камрад проводил в компании с одной пышногрудой служанкой, опрометчиво, на второй день после прибытия мага в замок, присланной бароном навести порядок в апартаментах важного гостя. Впрочем, подробно на этой теме мы останавливаться не станем, так как ничего нового для себя в области взаимоотношений тощих магов и пышнотелых служанок не найдём.
"Почему? А вдруг?" - думаете Вы.
Объясняю. Дело в том, что на пятую ночь, пресытившись научной беседой со служанкой, но, не желая ещё спать, камрад решил посмеяться над бедняжкой, и стал рассказывать ей в какого ужасного монстра он способен превратить её одним лишь взмахом своей волшебной палочки. Несчастная девица, будучи простой суеверной и впечатлительной селянкой, конечно и не подозревала, в отличие от нас с Вами, что сей магический атрибут является обычным изделием краснодеревщика и никакой волшебной силой не обладает. Она оказалась до того напугана возможными трансформациями своего тела, что все последующие ночи превратились в кошмар не только для неё, но и для почтенного гостя.

- О! Я вижу, сегодня у нас настоящий пир! - воскликнул маг, входя в залу, где уже расположился барон Шприц. - Какой аромат! Тушёная зайчатина, я полагаю?
- Нет, камрад Прострациус, зайчатины не подают, так как по Вашей рекомендации охота отменена до завершения нашего дела, - ехидно откликнулся хозяин. - Ни зайчатины, ни дичи, ничего особенного… простая добрая свинина по-рыцарски. Очень, знаете ли, жирная и вредная пища. Вот сижу, ломаю голову, чем бы Вас угостить… Может быть велеть творога принести?
- Зачем же творога? Сегодня ведь праздник. Так что, я могу, пожалуй, позволить себе отойти от обычного меню и вкусить знаменитой рыцарской еды. Кстати, давно мечтал об отличном куске жареной свинины с жареным же в кипящем масле картофелем, - ответил в тон рыцарю маг, занимая свое место за столом и с несвойственным ему интересом разглядывая украшавшие стол блюда.
- Праздник? - удивился хозяин. - Какой же, позвольте полюбопытствовать?
- О! я вижу на Вашем лице новые боевые шрамы! Кто же так расцарапал Вам лицо? - с наигранным сочувствием поинтересовался камрад Прострациус, накладывая в тарелку закуску и салат.
- Это Вас не касается! Это моё личное дело, понятно Вам? Я уже устал от этих Ваших уколов, - неожиданно взорвался барон.
- Простите, я вовсе не хотел Вас обидеть, - любезным тоном ответил ему маг, чьи бегающие глазки на миг замерли, и устремлённый на хозяина замка взгляд, казалось бы, подтверждал искренность произнесённых слов.
- К тому же... – камрад принялся разглядывать перекочевавшие в его тарелку яства, отчего глаза его снова забегали, - к тому же, я успел заметить, что раны на Вашем теле имеют свойство быстро заживать… прямо как на гоблине.
И он, положив в рот кусочек копчёной индейки и забросив туда же несколько солёных грибков, начал, жмурясь от наслаждения, всё это пережёвывать.
- Ну, шнапс я Вам не предлагаю, - проскрежетал зубами барон, с трудом сдерживая душившую его ярость.
- От чего же? Помилуйте, барон! Надо же отметить праздник! Наливайте! Наливайте и Вы убедитесь в том, что по части выпивки маги не уступают даже северным варварам.
- Да что за праздник-то такой?!! - вскричал рыцарь, давая выход душившей его ярости.
- Да, не волнуйтесь Вы так, милый барон. Вспомните лучше, какой сегодня день.
- Какой?!
- Сегодня последний день, отведённый Вам на Ваши жалки манипуляции с эльфийской перепиской. Вот, мы сейчас отметим это событие, и Вы передадите мне бумаги. А завтра утром я повезу их в Транкевилль. Хотя, конечно, пережить расставание с Вами, будет мне ой, как нелегко! - камрад Прострациус притворно вздохнул и, не дожидаясь пока ему нальют шнапс, сам потянулся за графином.
- Прекратите паясничать, камрад! Время ещё не истекло. Я могу держать документы до утра, если быть точным, то до одиннадцати часов.
- Бог с Вами! Держите их до утра, почитайте перед сном, если Вам так угодно. Я не возражаю, - милостиво согласился маг.
Начало ужина не располагало к приятной беседе, что, впрочем, мага вполне устраивало. Ограничиваясь короткими ничего не значащими фразами, они неспешно ужинали, думая каждый о своём. Облачённый в чёрную одежду маг мысленно уже находился в столице, обдумывая очередную интригу против Старшего камрада Левитациуса - главы Ордена магов. Барон же, клял про себя подлых эльфов, разрушивших тот замок из чистого горного хрусталя, который он успел построить в своём сознании. Впрочем, в глубине души, он верил, что эльфийский гонец ещё прибудет в его замок и что "длинноухие собаки" по своей привычке просто тянут до последней минуты, чтобы напоследок помотать благородному рыцарю нервы.
Последний час они практически не разговаривали, пока изрядно набравшийся шнапса маг, не обратился к рыцарю с неожиданным вопросом.
- Барон, а не позволите ли Вы мне забрать с собой Сельму?
- Что? - непонимающе уставился на него барон, прервав плавный бег своих мыслей.
- Ну, эту Вашу служанку? Такая она, знаете ли… уух! Мы с ней очень хорошо… подружились. Готов выплатить компенсацию…
- Да, Вы в своем уме?! - с негодованием прервал рыцарь не вполне связную речь мага. - С какой стати мне её Вам отдавать? Попользовались и хватит! Если только на эти бумаги…
- Не-е-ет… на бумаги не могу, - с сожалением ответил камрад Прострациус, - на бумаги никак не могу…
- Ладно, господин маг, я вижу Вы уже порядочно нализались. Не пора ли идти спать?! - произнёс хозяин, не скрывая своего раздражения и нервозности.
Маг собирался что-то ответить на эту хамскую фразу, как вдруг со двора замка донёсся какой-то быстро нарастающий шум.
- Что за чертовщина! - вскричал барон. - Ганс! Что там происходит?! Разберись и накажи…
В этот момент в залу вбежал один из слуг.
- Ты что, скот, как ты заходишь в… - начал было орать на него хозяин, но тот только замахал руками, перебивая хозяина.
- Господин барон! На нас напали! Нападение!
- Ты пьян, что ли? Повешу, свинья! Какое нападение может быть посреди ночи?! Да я вас поганых…
Тем временем шум нарастал, и уши рыцаря уже явственно улавливали доносившиеся со двора крики солдат и звуки боя.
- Что за чёрт?! - заорал барон, вскакивая с места. Он начал суетливо бегать по зале, будучи не в состоянии осознать происходящее и принять какое-то решение.
- Ничего не понимаю… Мой амулет-индикатор… он погас, - удивлённо протянул мгновенно протрезвевший маг, уставившись на какой-то предмет, извлечённый из кармана, - Это значит…
- Что? Что, леший Вас побери, это значит?! - закричал рыцарь и тут же пригнулся, так как в этот момент в помещение, разбив окно, влетела стрела.
- Это значит… значит, что магического поля нет… Я установил защиту, а поля нет… Дьявол! Магия не действует! - камрад Прострациус тоже вскочил на ноги, растерянно глядя по сторонам.
Рыцарь, перестав, наконец, суетиться сорвал со стены рог и начал трубить в него сигнал тревоги. Потом он схватил один из висевших на стене мечей и бросился вон из залы.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 июн 2012, 20:28 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 27.

Штурм замка пришлось отложить. Барон Шанс никак не мог прийти в себя, узнав, что его великолепный план, основанный на рыцарском кодексе ведения войны и достаточном для штурма численном перевесе, пошёл коту под хвост из-за такого пустяка, как заболоченная почва.
Учитывая настроение рыцаря, командный состав экспедиционного корпуса, как гордо именовал барон свое разношерстное формирование, закончив обозрение окрестностей замка, отправился вглубь леса. Здесь уже успел укрыться и обосноваться весь отряд. Лагерь был быстро обустроен и неплохо организован, благодаря привыкшему к лесной жизни пополнению. Приблизительно в центре леса, разведчиками из числа гоблинов были обнаружены три жилых дома и несколько строений хозяйственного назначения. В одном домике, что поменьше, проживал лесничий барона Шприца со своей семьей, два других дома пустовали. Эти просторные и прекрасно, хотя и без излишней роскоши, оборудованные дома служили временным пристанищем хозяина этих земель, который после удачно проведённой охоты обычно проводил пару дней в лесу, наслаждаясь царящим здесь покоем.
Удачная находка резко подняла настроение солдат и разбойников, облегчив работы по обустройству лагеря. К тому же, солдаты барона и подчинённые Тырпырхая смогли, не опасаясь выдать свое местоположение противнику, разводить костры и готовить горячую пищу. Учитывая то, что это были охотничьи угодья, опытным охотникам, состоявшим в гоблинском отряде, не представило никакого труда обеспечить своих товарищей мясом, что также весьма способствовало поднятию боевого духа.
Гоблинские разведчики, обнаружившие, в глубине леса, сей райский уголок, так обрадовались, что не только сохранили жизнь лесничему и членам его многочисленной семьи, но и милостиво позволили им переселиться в подвал собственного дома. Мало того, известный нам Распухай, руководивший поисковой группой, помня наказ Тырпырхая не причинять без особой необходимости ущерб жителям рыцарских земель, был настолько любезен, что перед тем, как захлопнуть крышку ведущего в подвал люка, позволил хозяевам взять с собой бочонок воды и мешок сухарей. Учитывая тот факт, что все находившееся в подвале продукты, в том числе и упомянутый мешок, уже были гоблинами реквизированы, это был поистине рыцарский жест.
Таким образом, командование отряда смогло расположиться со всеми удобствами в лесной резиденции своего врага, а рядовой состав также оказался неплохо устроен и обеспечен всем необходимым, чтобы восстановить силы перед предстоящим захватом замка.
Осталось лишь составить план этого захвата. Здесь как раз и возникли сложности. Барон Шанс никак не желал доверить проведение операции Тырпырхаю и его заму - Джеку-Следопыту, а собственный новый план предложить не мог. Рыцарь не хотел отходить от основ корпоративной этики, повелевающей вести войну по особым (бредовым, как назвал их Тырпырхай) правилам. С другой стороны, вести отряд на штурм средь бела дня по болоту на виду у вооружённого до зубов гарнизона, было самоубийством и барон, будучи опытным человеком, прекрасно это понимал.
Учитывая сложившуюся ситуацию, Тырпырхай настойчиво предлагал руководствоваться гоблинским кодексом проведения боевых походов, который в его изложении состоял из трёх основных пунктов:
1. Нападай тогда, когда противник этого не ждет и бей по наименее защищённым и наиболее болезненным местам. Лучше всего делай это ночью из-за угла, и бей в спину.
2. Береги свою шкуру. Помни, что запасной шкуры у тебя нет.
3. Бери добычи немного меньше, чем можешь поднять, так как возможно тебе придется бежать с поля боя.
Спор гоблина с бароном тянулся несколько часов, до тех пор, пока изрядно рассвирепевший Тырпырхай не воскликнул:
- Барон! Я Вас не понимаю! …! Возникает такое ощущение, что Вам все эти реверансы перед похитившим вашего ребёнка скотом, дороже здоровья и жизни единственной дочери! Что за ослиное упрямство?!
После этих слов барон Шанс долго молчал. Он сидел, опустив голову, поглаживая висящий на поясе кинжал, пока, наконец, не решился признать правоту лесного разбойника.
- Хорошо, я согласен, - тихо произнес он, - излагайте Ваш план… Но только, я требую, чтобы Вы гарантировали, что гражданское население замка не пострадает, что Ваши головорезы не устроят в замке резню.
- Ладно, но при условии, что им будет позволено вынести оттуда всё, что они смогут унести. Таков наш древний обычай. Иначе, они вырежут не только население замка и всех окрестных деревень, но и нам с Вами глотки перережут. Я не шучу!
- Пелелешут, эта тошна! - с видом бывалого участника боевых походов, поддакнул дяде Мырыдхай.
- Да, на здоровье! Пусть забирают всё. Главное - не допустить ненужного кровопролития, - легко согласился барон.
- Отлично! Следопыт! - обратился Тырпырхай к своему заму. - Ты долго рассматривал замок и подходы к нему. К тому же ты у нас бывший кадровый боевой офицер. Что ты предлагаешь? Есть идеи?
- Есть, - спокойно ответил Джек. - Я лишь хочу знать, как барон собирается выломать ворота и гарантирует ли он, что находящийся в замке маг не сможет применить свою силу?
- Я вам уже говорил, что беру это на себя! - раздражённо откликнулся барон, - Неужели я похож на шута? У меня, не важно откуда, имеются два артефакта. Один, после активации, полностью подавляет любую магическую энергию в радиусе десяти миль. Второй, его нужно лишь установить рядом с воротами и повернуть один рычажок, вынесет эти ворота к чертям собачьим. Я не знаю, что он из себя представляет, но мне его дал… тот, кто шутить не любит! Главное, как мне было сказано, не находиться в пределах прямой видимости от этого артефакта, когда он сработает. Лучше всего укрыться за земляной насыпью или широкой каменной стеной. Да, вот он, глядите…
Барон достал из лежащего у его ног саквояжа, с которым он ни на миг не расставался, стальную продолговатую коробку без надписей и изображений. Сбоку на коробке имелся рычаг, который, по словам рыцаря, нужно было опустить вниз перед применением устройства.
- Ну, Мырыдхай, похоже, мы обойдёмся без твоей помощи, - ухмыльнулся огромный гоблин племяннику.
- Я ошен лат, - кисло ответил молодой гоблин, уставший от многочасовых препирательств барона с дядей.
- Давай, Следопыт, не томи… Излагай, что ты там придумал, - приказал Тырпырхай бывшему офицеру.
- План у меня простой и, как мне кажется, единственно возможный в данной ситуации, - по-военному чётко начал говорить Джек-Следопыт. - Во-первых, нам, как ни крути, придется перейти это болото, так как на обходные маневры времени нет. Или всё же есть?
- Нет, - подтвердил барон.
- Тогда остается открытым вопрос, возможно ли форсировать эту естественную преграду, не является ли болото непроходимым?
- Непроходимых болот не существует, дружище, говорю тебе это как гоблин, - усмехнулся Тырпырхай. - Мы выросли на болотах и чувствуем себя в болоте также уверенно, как столичный щёголь на проспекте Императоров.
- Не сомныфайтес! Хоплины фесте плойтут, таше па палотам, - с важным видом поддержал дядю Мырыдхай, который будучи столичным жителем, видел болото всего несколько раз в своей жизни, когда ездил в Дуркинхлам навещать родственников.
- Отлично! Считаем, что этот вопрос решён, - облегчённо вздохнул Джек, - тогда излагаю свой план…


Глава 28.

Всю ночь, специально отобранная Тырпырхаем, команда, состоящая исключительно из гоблинов, тщательно загримировавшись, дабы не выделяться на фоне болотной тины, обследовала болото. Работа была нелёгкой даже для выносливых, привыкших к болотистой местности, разведчиков.
Было полнолуние, а по небу не скиталось ни единого облачка. Мырыдхай стоял на краю леса, куда Тырпырхай отпустил его в сопровождении шести огров-охранников, тремя из которых были наши знакомые Тук, Ук и Каменная Башка.
Наслаждаясь пением лягушачьего хора, молодой гоблин наблюдал за тем, как гоблины-разведчики, вооружённые одними лишь слегами, углублялись в болото, отыскивая те неведомые простому смертному пути, по которым следующей ночью весь отряд должен будет переходить болото. Пройдя лишь незначительное расстояние, разведчики становились совершенно незаметными на фоне поблескивающего в лунном сиянии пространства.
Звёзды, мерцавшие в небе, ширь освещённого луной болота, лягушачье пение - всё это наполняло душу гоблина тихой радостью и какой-то светлой грустью.
- Ка-кайа клашата! - тихо прошептал Мырыдхай, доставая из футляра одолженный им у барона Шанса «волшебный глаз» и направляя его в сторону замка.
Замок в лунном свете казался сказочным дворцом. Благодаря заключённому в "глазе" волшебству, гоблин отчётливо видел расположенные по бокам мощной, казавшейся непреодолимой, стены выступающие за линию стены округлые башни. Башни были расположены таким образом, чтобы находившиеся в них защитники замка могли обстреливать всё пространство перед стенами цитадели. Этому же, как понял Мырыдхай, способствовали и сооружённые наверху башен и стены навесные бойницы, из которых было удобно вести навесную стрельбу по атакующим замок солдатам неприятеля.
Ворота, на которые гоблин перевёл взгляд, так же казались неприступными и он с удивление подумал о том, как такая небольшая железная коробочка сможет разрушить массивные обитые железными листами ворота, загороженные металлической решёткой и, наверняка, укреплённые изнутри тяжёлыми деревянными балками.
- Чутеса, - выдохнул наш герой, и попытался представить себе дочь барона Шанса, заключённую в темнице и то, как он - отважный воин - спасает её от верной гибели.
Потом мысли Мырыдхая перескочили на Бежимвпостель, но долго на ней не задержались, и устремились к жилищу Спилилеля. При этом перед мысленным взором гоблина предстал эльфийский стол, заваленный грудами писем от потенциальных невест.
Затем внимание Мырыдхая вновь сосредоточилось на замке, точнее на донжоне - внутренней башни замка, расположенной за стенами, посреди внутреннего замкового пространства и возвышавшейся над всем архитектурным ансамблем.
"Вот, чёрт! - воскликнул про себя гоблин. - Нам ведь и эту башню придётся брать … А пока мы будем штурмовать стену, они успеют там укрыться и элемент неожиданности, на который рассчитывает Джек, использовать уже не удастся. Надо сказать об этом дяде, пока ещё можно изменить план штурма".
Окинув напоследок прекрасный ночной пейзаж и убедившись в том, что углубившихся в болото разведчиков совершенно не видно, Мырыдхай отдал ограм приказ возвращаться в лагерь.
- Ой! А мы найтём тароку нашат?! - запоздало поинтересовался он, поняв, что не учёл того обстоятельства, что возвращаться в расположенный в глубине леса лагерь им предстоит ночью по, еле заметной, узкой тропке.
- Найдём, - усмехнулся Каменная Башка, - может быть…


Глава 29.

Следующей ночью отряд перешёл болото.
Первыми через коварную смертоносную среду шли гоблины-разведчики, изучившие накануне зыбкую топь и отыскавшие наиболее безопасные пути для перехода. Таких путей оказалось три, поэтому отряд продвигался тремя цепочками. За проводниками в болото входили гоблины-лучники, перед которыми стояло задание, выбравшись на твёрдую поверхность перед стенами замка, обеспечить прикрытие не успевших форсировать болото товарищей. За лучниками шли все остальные. По совету Тырпырхая солдаты и рыцари барона, а также подчинённые самого Тырпырхая человеческого происхождения шли вперемежку с гоблинами. Сделано это было на тот случай, что если кто-то из людей сойдёт с пути и начнёт тонуть, то идущие впереди и позади него гоблины смогут вытянуть неудачника обратно.
Тырпырхай с Мырыдхаем шли за разведчиками-проводниками в средней цепочке; барон Шанс, отказавшийся плестись в хвосте отряда, возглавил левую цепочку, а Джек-Следопыт - правую.
Перед тем как начать переход, главарю гоблинов с превеликим трудом удалось заставить рыцарей и солдат барона снять с себя доспехи и оставить их в лесу. Рыцари не понимали, как можно идти в бой практически голыми и долго отказывались выполнить "безумное" указание гоблина. Ситуация накалилась до предела и грозила перейти в вооружённое столкновение. Однако сам барон, поразмыслив, подал пример своим вассалам и солдатам, первым скинув тяжёлую амуницию.
"Гоблин прав, - объяснил он свой поступок, - в доспехах нам через топь не пройти, к тому же руки у вас будут заняты слегами. Иного выхода, пожалуй, нет, но если кто-то боится идти на штурм без доспехов, то он может остаться здесь".
После этих слов, солдаты с ворчанием разоблачились и сложили в лесу свои доспехи и лишнее оружие, оставив себе лишь мечи, луки и арбалеты.
"Да, вот ещё что, - обратился к ним Тырпырхай, после того как гоблины помогли людям барона закрепить оружие на спины, чтобы оно не мешало идти по болоту и не занимало руки. - Нам предстоит нелёгкое дело - пройти более двух миль по болоту, да ещё ночью. Поэтому слушайте меня внимательно! Идти строго за впереди идущим бойцом, молча, не нарушая темпа движения. Если вам захочется тонуть в болоте, тоните, но тоже молча, иначе я вас на обратном пути достану и превращу в зомби, понятно?!"
Люди угрюмо выслушали напутственную речь рослого гоблина, но возражений не последовало. Интуитивно все, даже барон, понимали, что единственная надежда выжить в этой безумной авантюре исходила от этого существа с огромной дубиной и повадками страшного хищника. Барон фактически признал превосходство Тырпырхая в планировании нестандартных операций и делегировал ему право руководить захватом замка.
Глядя на то, как его соплеменники помогают людям навести маскировку перед началом вхождения в болото, Тырпырхай негромко, чтобы не слышали подчиненные, обратился к барону с такими словами:
- Знаете, барон, чем бы всё это не закончилось, я хочу сказать, что Вы мне нравитесь. Вы - храбрый человек! И Вы, и ваши солдаты - смелые люди. Вы, даже, чем-то напоминаете мне гоблинов.
- Гоблинов?
- Ну, да! Это в моих устах, самый большой комплимент, который я могу сделать в Ваш адрес, наблюдая, с какой лёгкостью вы все отправляетесь на это, по сути, безнадёжное мероприятие, - усмехнулся Тырпырхай.
- Почему же безнадёжное? - прошипел барон. - Вы же говорили, что шансы у нас есть?!
- Шансы есть и неплохие, - ответил гоблин. - Вот и Луна, похоже, скоро скроется за тучу… Я на это уже и не рассчитывал – вчера на небе ни облака не было. Идти, конечно, будет сложнее, но зато вероятность того, что нас заметят, существенно снижается… Просто дело в том, что мы рассчитываем на плохую организацию обороны противником, и на Ваши артефакты… Если бы я был владельцем этого замка, то расстрелял бы всех нас к чертям собачьим ещё на выходе из болота.
- Но владелец то, слава Богам, не Вы, а барон Шприц и он, насколько я его знаю, рассчитывает на помощь этого мага и строит свои козни, нисколько не заботясь об обороне.
- Кстати, по поводу мага! - встрепенулся Тырпырхай. - Вы гарантировали, что нейтрализуете его магические способности. Не пора ли Вам выполнить своё обещание? А то, смотрите, все уже готовы прогуляться до того берега.
- Пора, - просто сказал рыцарь, окинув взглядом, замершее в ожидании приказа, войско.
Он достал, завёрнутый в несколько слоёв плотной ткани, предмет, который будучи извлечён из-под обертки, оказался круглой, слегка светящейся изнутри, сферой. Таинственная сфера была изготовлена из какого-то прозрачного материала. Посередине она разделялась пополам плоскостью, судя по всему, металлической, при этом одно полушарие светилось оранжевым светом, а второе - ультрамариновым. Внутри сферы проходил тёмный стержень, выходивший из испускающего оранжевое свечение полушария наружу примерно на пятнадцать дюймов.
- Ну и как же эта штука действует? - спросил Тырпырхай, зачарованно рассматривая артефакт.
- Клашата! - не удержался от восклицания Мырыдхай, который, до тех пор, молча, прислушивался к разговору старших товарищей.
- Как она действует, я не знаю, а активизируется она вот так, - ответил барон, медленно вращая оба полушария. - Видите стержень, что внутри шара заточён? Он должен загореться и, по мере вращения, приобрести ярко-изумрудный цвет… та-а-ак… а сама сфера должна погаснуть… после чего… та-а-ак… вот, видите?! Начал светиться красный свет… оранжевый… жёлтый…
- Клашата! Фелаятна фелихая сила ф нём саклушена! Ылфиская лапота! - возбуждённо проговорил Мырыдхай, выглядывая из-за плеча Джека-Следопыта, подошедшего вместе с другими высшими чинами «экспедиционного корпуса» полюбоваться невиданной прежде диковиной.
- Ну, вот! Ярко-изумрудный свет установился… сфера гаснет… отлично! Теперь надо воткнуть её этим штырем в землю и быстро отбежать на несколько ярдов, - проговорил барон и, осторожно воткнув шар штырём в землю, бросился бежать.
Остальные зрители тоже бросились врассыпную, но, отмахав ярдов двадцать - двадцать пять, остановились и с опаской стали наблюдать за таинственным предметом.
Первое время ничего не происходило, но затем из того места, где был установлен артефакт, вертикально вверх ударил мощный ярко-изумрудного цвета луч, который, казалось, насквозь пронзил небесный купол. Потом луч разошёлся в обе стороны, наподобие фантастического веера. После того, как обе его половины достигли земли, стремительно начала образовываться гигантская полусфера того же оттенка, мгновенно накрывшая землю на много миль вокруг.
- Нам каюк! - отчаянно вскричал Тырпырхай, как и все прочие, взиравший на это феерическое зрелище со смешанным чувством восторга и ужаса, но не забывший при этом о намеченном мероприятии. - Теперь мы выдали себя с головой! Можно возвращаться назад.
- Ничего подобного! - отозвался спустя несколько мгновений барон Шанс, также потрясённый увиденным зрелищем. - Не беспокойтесь, кроме нас этого никто не видел. Меня предупредили, что это явление можно наблюдать только из … репи… депи… короче говоря, только отсюда, из центра, с места установки артефакта. Ни в замке, ни в его окрестностях, никто ничего и не заметил.
- Уф! - выдохнул главарь гоблинов. - Тогда хватит пялиться на чудеса. Пора...
- Отряд! Построиться в цепочки. Помните, о чём я вас предупреждал, и будете живы. Да, помогут нам Древние Огры! Вперёд! - скомандовал Тырпырхай, и, повинуясь приказу, отряд начал медленно и осторожно пробираться на противоположный берег трясины.
Мырыдхаю, который хотя и был гоблином, совершал переход через болотную среду первый раз в жизни, приходилось нелегко. Он с трудом брёл вперёд, проваливаясь по самую грудь в холодную, неприятно пахнущую вязкую жижу, но при этом из-за всех сил старался держаться за своим могучим дядей. Когда голова цепочки, в которой они двигались, втянулась в болото на несколько десятков метров, молодой гоблин обернулся и бросил взгляд назад. Как и говорил барон Шанс, свечение, испускаемое активизированным артефактом, не было заметно.
"Уже хорошо! - мысленно успокоил себя Мырыдхай, напрягавший все силы, чтобы удержаться на ненадёжной тропе. - Хоть по болоту разок прогуляюсь. Я - гоблин, я справлюсь".


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Брачное объявление (фэнтези)
СообщениеДобавлено: 24 авг 2012, 19:51 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 30.

Камрад Прострациус очнулся в полной темноте. Первое время он, ничего не понимая, шарил руками по неровному каменному полу, удивляясь тому факту, что впервые в жизни очнулся, лежа на полу. Даже в бытность свою юным слушателем Академии магических наук, он никогда не позволял себе так низко пасть, хотя, как и все будущие маги, считал дружеские попойки и следующие за ними развлечения чем-то вроде факультативных занятий.
Вскоре, правая рука наткнулась на какой-то предмет, который через несколько мгновений был идентифицирован мозгом одного из высших иерархов магического ордена, как "головной убор, скорее всего - шляпа".
"Наверное, моя шляпа… А если не моя, то где же моя?" - подумал маг.
Удивление, вызванное сложностью детерминировать собственное местонахождение, сопровождала жуткая головная боль, которую камрад по привычке хотел убрать, пробормотав простое, но действенное универсальное заклинание "очищение духа и тела". Однако, впервые на его памяти, заклинание не сработало.
- Что за чёрт! - прокряхтел маг, с трудом усаживаясь на каменном полу и ощупывая голову руками.
- Ай! У-у-у… - застонал камрад Прострациус, когда его руки наткнулись на большую рану на затылке, прикрытую слипшимися от крови волосами.
Открыв тем самым новый источник боли, на этот раз не внутренний, а внешний, и, по-прежнему, ничего не соображая, он постарался вспомнить то, что происходило с ним накануне. Постепенно, память начала возвращаться к магу Прострациусу, и он вспомнил ужин и разговор с бароном Шприцем, а также собственное обещание продемонстрировать рыцарю способности в области поглощения алкогольных продуктов в промышленных масштабах.
"Неужели мы могли так напиться?! - удивился он. - Ну, ладно, предположим, что мы надрались, но почему я валяюсь на полу в темноте… да ещё и с разбитой головой? Подрались мы с бароном, что ли?"
Держась за стену, продолжая кряхтеть и стонать, маг поднялся на ноги. Каменная стена была холодной и шершавой и, также как и пол, сырой и влажной.
Нос камрада сигнализировал владельцу о том, что воздух в помещении слишком сырой для того, чтобы считаться полезным для здоровья. К тому же, он ещё и дурно пах.
"Можно подумать, что меня бросили в подземную темницу", - усмехнулся про себя Прострациус и вдруг вспомнил всё.

После того, как встревоженный барон Шприц, сорвав со стены меч, бросился во двор, ничего не понимающий гость, нахлобучив свою чёрную длиннополую шляпу, отправился вслед за ним.
Во дворе творилось чёрт знает что. Солдаты барона, не успев толком одеться, выскакивали из служившего казармой здания и с криками бестолково носились во дворе замка. Вооружённые арбалетами солдаты, не дожидаясь команды, устремлялись к ведущим на стены крутым каменным лестницам, где их боевые товарищи вели стрельбу по неизвестному противнику. Некоторые из стрелков уже пали. Их трупы валялись теперь во дворе замка, пронзённые толстыми короткими стрелами со странным оперением.
Появление владельца замка, поминутно трубящего в рог и бегающего по двору с мечом, вносило в ряды защитников ещё больше паники.
- Все на стены! - орал барон Шприц, срывая голос. - Нет! Все ко мне!
Противоречивые команды, издаваемые истеричным голосом, окончательно запутали солдат. Но затем командование гарнизоном взял в свои руки рыцарь, руководивший тем отрядом, что был послан на помощь барону герцогом Штепселем.
Оборона стала налаживаться. Большая часть солдат направлялась на стены, так как по логике штурма там вот-вот должны были показаться верхушки штурмовых лестниц, а следом за ними - головы штурмующих замок врагов.
Оставшиеся силы разбивались на несколько групп. Две из них, небольшие, накапливались перед северными и южными воротами, на тот случай, если их попытаются выбить с помощью тарана. Учитывая то, что ворота были достаточно крепки и к тому же основательно укреплены, вероятность того, что враг проникнет в замок именно через них, была невелика. По этой причине, остальные, не занятые в обороне стен и ворот солдаты составили резерв и по приказу, взявшего на себя командование, рыцаря собирались у казарм.
- Что-то странное творится… Нападают только со стороны болота! При этом, перестрелка ведётся вовсю, а на стены никто не лезет! - прокричал командовавшему солдатами рыцарю барон Шприц.
Он отчасти пришёл в себя и потому, видимо, решил напомнить о том, кто в замке хозяин.
- Я полагаю, что они проводят отвлекающий удар, а основное нападе…
В тот момент, со стороны северных ворот раздался такой ужасающий грохот, что, казалось, подпрыгнула вся внутренняя башня, а вместе с ней и весь замок.
Камрад Прострациус как раз смотрел в том направлении и увидел, как какая-то неведомая огненная сила вырвала из стен ворота и швырнула их, вместе с железной решеткой и прочими укреплявшими их средствами, в сторону, расположенного перед воротами, отряда солдат. Бедняги распрощались с жизнью, даже не успев понять, что произошло.
"Магия демонов", - услужливо подсказало магу природу выбившего ворота явления подсознание.
"Она", - согласился с подсознанием камрад Прострациус, наблюдая за тем, как из постепенно оседающего облака дыма появляются жуткие фигуры демонов. Впереди шагали двое из них - один рослый и мощный с дубиной на плече, другой обычного человеческого роста с мечом в руке. За ними стеной высилось пара десятков огромных демонов, сжимавших в руках дубины. Дубины были столь гигантского размера, что больше напоминали небольшие деревца.
"Это - конец!" - заверещал внутренний голос мага, когда тот инстинктивно вскинув руки, чтобы поразить демонов одним из мощных антидемонических заклятий, во второй раз за ночь убедился в том, что магия его потеряла всякую силу.
Тем временем, из образовавшего на месте бывших ворот пролома на территорию замка просочилась целая толпа этих жутких существ, особенно кошмарно выглядевших при свете факелов освещавших двор замка.
- Гоблины!!! - раздался вдруг вопль одного из солдат.
"Ну, вот! Еще и гоблины пожаловали. Не замок, а проходной двор какой-то", - не унимался внутренний голос камрада Прострациуса, который продолжая стоять в оцепенении у входа в жилую башню замка, вдруг осознал, что те существа, которых он принял за демонов, на самом деле действительно являются гоблинами… гоблинами и людьми.
- Что же это такое, а?! - воскликнул маг, поражённый такому странному альянсу гоблинов с людьми, и тому, как ловко и умело они расправлялись с защитниками замка.
Часть нападавших сразу устремилась в донжону. Маг не успел прийти в себя, как, оттолкнув его в сторону, в башню вбежал барон Шанс с несколькими солдатами и захлопнул за собой кованую дверь.
- Ой! А как же я?! - растерянно воскликнул господин Прострациус, не успевший юркнуть в спасительный дверной проём и обречённо наблюдавший за тем, как, снося дубинами со своего пути немногих смельчаков, рискнувших преградить им дорогу, к башне приближаются страшные огры и не менее страшные гоблины и люди. А вид вылезших недавно из болота существ, освещённых светом факелов, с рёвом размахивающих дубинами и мечами, кого хочешь могли напугать.

Вас бы не напугали?! Не боитесь? Ну и правильно! Вы же отважные люди, поэтому я вас и взял с собой наблюдать за этим штурмом. Многие просились, сами знаете… Но я решил не испытывать судьбу и взять только проверенных людей - тех, что сопровождали Мырыдхая на празднике Древа и в его путешествии в Чащобный лес. Но вы, всё-таки, будьте осторожны, держитесь ближе ко мне и старайтесь не схватить шальную стрелу. Вон, сколько трупов вокруг лежит и каждый из них ещё недавно полагал, что он бессмертен…

- Эй! А как же я?! - вновь закричал Прострациус, колотя руками и ногами в закрытую дверь донжона.
- Что, Шляпа, домой не пускают?! – услышав, раздавшийся за спиной, зычный голос, чёрный маг обернулся и оказался лицом к морде с высоченным гоблином, сжимавшим в лапах окровавленную дубину.


Глава 31.

Ворвавшись, благодаря прекрасно сработавшему артефакту барона Шанса, на территорию замка, отряд разделился. Тырпырхай с бароном Шансом, в сопровождении огров и нескольких десятков гоблинов и солдат, бросились к внутренней башне замка, в то время как остальные бойцы сводного отряда под руководством Джека-Следопыта расправлялись с защитниками замка, дезориентированными феерическим выносом ворот и жутким видом своих противников.
Тяжелее всего пришлось тем солдатам барона Шприца, которые защищали стены. Им, с одной стороны, приходилось продолжать перестрелку с оставшимся за пределами замка лучниками, а с другой - отбиваться от гоблинов, ловко взбиравшихся по внутренним лестницам.
Напавших на замок существ, определить принадлежность которых к той или иной расе из-за плохой видимости не представлялось возможным, с подачи одного запаниковавшего солдата, многие считали вылезшими из болота чудовищами. Это тоже вносило смятение в ряды защитников, так как сражаться с людьми дело одно, а противостоять монстрам - совсем другое.
- Вот он! - раздался крик идущего рядом с Тырпырхаем барона Шанса.
- Кто?
- Да, Шприц! Вон он, к башне побежал, - указал барон пальцем в сторону башни, и гоблин успел заметить, как в ведущую в донжон дверь, юркнули несколько рыцарей. У входа в башню осталась стоять лишь одна, облачённая в чёрную одежду, фигура.
- Ну, так пойдемте, барон, навестим Вашего приятеля, - отозвался Тырпырхай и приказал двоим ограм поднять и отнести к жилой башне одну из тех балок, что ранее служили для укрепления ворот, а теперь, благодаря действию открывшего им проход за замковую территорию артефакта, валялись во дворе.
- Балка - то нам зачем? - удивился барон.
- Набор отмычек дома забыл, а дверь, похоже, заперта на ключ, - ухмыльнулся Тырпырхай и слегка хлопнул по плечу, шедшего рядом племянника.
Мырыдхай еле устоял на ногах от этого прикосновения. Ему было не по себе от такого количества мёртвых, умирающих и, убивающих друг друга, существ. Поход, рисовавшийся в воображении нашего героя, как весёлая романтическая прогулка, на деле оказался страшной кровавой историей, последняя страница которой, могла перевернуться для него в любое мгновение. Несколько раз рядом с гоблином пролетали стрелы и арбалетные болты. Десятки гоблинов и солдат падали у него на глазах, сражённые ими или ударами меча. От вида кровавого побоища, Мырыдхая начало мутить, тело сотрясала проходившая по нему волнами дрожь, а лапа, сжимавшая меч, стала липкой от пота.
- Ничего, Лягушонок, прорвёмся! - ободряющим тоном сказал ему Тырпырхай, понимая то, что творилось в душе племянника. - Первый раз всегда тяжело. Ты, главное, смотри в оба, и держись рядом со мной.
- Ы-хы, - согласно кивнул Мырыдхай, следящий за тем, как Джек-следопыт ведёт отряд в бой против расположенного у казарм резерва, чтобы отрезать его от донжона и позволить группе возглавляемой Тырпырхаем и бароном Шансом выполнить основную задачу.
Наконец, сметя со своего пути немногих смельчаков, рискнувших бросить вызов размахивающим дубинами ограм, предводители нападающей стороны оказались у закрытой двери внутренней башни. Перед дверью, спиной к ним, стоял один лишь человек, одетый во всё чёрное.
- Что, Шляпа, домой не пускают?! - осведомился у последнего Тырпырхай.
- Вышел погулять перед сном, а ключи забыл, так что ли? - ухмыльнулся гоблин, глядя на испуганное лицо обернувшегося человека. - А магией чего не воспользуешься своей? Забыл, все свои заклинания со страху, так что ли?
-Ма-ма-магия не-не де-действу-вует, - заикаясь ответил тот, тщетно пытаясь придать себе уверенный вид.
- Ну, тогда, отдохни чуток, пока мы свою магию попробуем применить, - миролюбиво сказал магу гоблин и неожиданно толкнул его в грудь, отчего тот, стукнувшись затылком о дверь, потерял сознание и свалился на землю.
- Давайте, быстро! Выносите дверь! - обратился гоблин к ограм, держащим огромную балку. - Отойдите, барон, не мешайте. - А ты, как дверь откроем, прихвати с собой Шляпу, он может нам ещё пригодиться, - приказал Тырпырхай одному из огров.
На счет "три" дверь, казавшаяся неприступной, была выбита и Тырпырхай, а за ним и все остальные ворвались внутрь башни.
Немногочисленная охрана, хотя и пыталась честно выполнить свой долг и оказать сопротивление, лишь ненадолго смогла задержать ворвавшийся в донжон отряд, стремившийся прорваться на верхний этаж, где по имевшимся сведениям, содержалась дочь барона, и хранились нужные гоблину бумаги.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Брачное объявление (фэнтези)
СообщениеДобавлено: 10 сен 2012, 16:10 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 32.

Оказавшись во внутренней башне замка и заперев дверь на засов, барон Шприц, в сопровождении двух рыцарей, бросился вверх по лестнице. Ещё несколько солдат, которым посчастливилось проникнуть внутрь донжона, остались охранять вход.
На верхнем этаже находились личные апартаменты самого барона и та комната, в которой хозяин замка держал взаперти дочь барона Шанса. Ценность пленницы, как Вы понимаете, в свете произошедших событий, многократно возросла, и барон спешил воспользоваться своим последним козырем в проигранной по всем статьям партии. Нет, не подумайте ничего плохого! Ни о каком насилии речь не шла, просто он подумал…
Вот, собственно, о чём он думал:
"Ну, Шанс! Посмотрим, как ты запоёшь, увидев у горла любимой дочурки острие моего меча. Мне бы только выбраться из замка с компроматом на длинноухих, а там посмотрим, чья возьмёт!... А с таким щитом мне ни уроды твои зелёные не страшны, ни их стрелы!"
Ещё не достигнув двери, за которой томилась красавица Гертруда, барон услышал первые удары в кованую дверь башни.
"Давайте, давайте, подлые свиньи, ломайте... К утру управитесь", - злорадно посмеивался про себя благородный рыцарь, полагавшийся на рекламу той кузнечной мастерской, в которой была изготовлена дверь.
Какого же было его удивление, когда, привалившись к стене на верхней площадке башни и, пытаясь успокоить, отвыкшее от нагрузок и потому бешено колотившееся, сердце он услышал приглушенный грохот рухнувшей двери и звуки начавшегося внизу башни боя.
"О, Господи! Где же он нашел этих зелёных ублюдков?! Как мог рыцарь так низко пасть, чтобы не только нарушить заветы предков и наплевать на рыцарский кодекс, но ещё и связаться с гоблинским отрепьем?! Не могу в это поверить!" - такие вот мысли мелькали в голове барона, пока он, теряя драгоценное время, пытался выбить дверь в покои своей пленницы.
К несчастью для владельца замка, дверь эта оказалась единственной дверью в замке, установленной согласно правилам пожарной безопасности, то есть открывалась наружу, а не вовнутрь. К тому же Гертруда, которой надоело общение с навязчивым хозяином, объявила накануне голодовку, заперла дверь на засов и надежно её забаррикадировала. Услышав звуки начавшегося штурма и, справедливо полагая, что нападение на замок осуществляет её любимый родитель, она молилась всем известным ей богам, прося у них, чтобы барон Шприц был ещё жив, когда она выйдет за пределы места своего заточения.
Бой внизу башни был скоротечен, и вскоре господин Шприц услышал топот бегущих по лестнице врагов. Понимая, что добраться до заложницы не удастся, он бросился в свои апартаменты, в надежде воспользоваться, известным только ему, тайным ходом.
- Задержите их! - крикнул барон сопровождавшим его рыцарям, скрываясь в своих покоях.
Рыцари, которых было двое, разделились. Один из них, вооружённый арбалетом, встал у двери, за которой исчез барон Шприц, а другой, с мечом в руке, спрятался сбоку от лестницы.
Не успели они занять свои позиции, как на площадке оказался главарь гоблинов, бежавший первым. Следом за ним появился, изрядно запыхавшийся, но сумевший не отстать от дяди, Мырыдхай. За Мырыдхаем поднимались барон Шанс, а также несколько гоблинов и солдат.
- Стойте, иначе я буду стрелять, - твёрдым голосом произнёс рыцарь с арбалетом, направляя оружие в грудь гоблина.
- Ну, стреляй, - усмехнулся Тырпырхай, успевший мгновенно окинуть взглядом видимую часть верхнего этажа, и определить, что за спиной арбалетчика как раз и находится интересующее его помещение.
- Только давай быстрее, не тяни. Времени у меня в обрез, - прорычал могучий гоблин, поднимая свою страшную дубину так, чтобы она прикрывала сердце, - у тебя один выстрел, а у моей дубинки…
- Шайсе! Это - подлец Шайсе! Я с ним сам разберусь! - крикнул барон Шанс, поднявшийся на площадку и сразу узнавший предавшего его рыцаря.
В этот момент Мырыдхай, стоявший рядом с дядей, почувствовал, за спиной какое-то движение. Повернув голову, он заметил, что рыцарь, скрывавшийся то этого момента за лестницей, покинул своё убежище и с поднятым в руке мечом бросился на барона Шанса. Не успев толком осознать, что он делает, Мырыдхай выставил навстречу напавшему на барона рыцарю свой меч, на который тот и напоролся.
- Ой! Йа ны хател, - дрожащим голосом промямлил, выпустивший из рук рукоять меча Мырыдхай, видя, как рыцарь, которому клинок угодил в незащищённое бронёй место, роняя собственное оружие, медленно опускается на пол.
В этот момент, пользуясь тем, что рыцарь Шайсе на мгновение отвлекся, Тырпырхай бросился вперед. Раздался щелчок выстрела, и арбалетный болт, совершив свой короткий полет, вонзился в левое плечо гоблина. Практически в тот же миг дубина Тырпырхая обрушилась на рыцаря, отбросив того в сторону, а сам гоблин, продолжая движение, всей массой своего тела обрушился на дверь, ведущую в апартаменты барона Шприца. Дверь, не выдержав силы удара, распахнулась, и вожак гоблинов, влетев в комнату, растянулся на полу. Чувствуя нарастающую боль в плече, он, тем не менее, смог вскочить на ноги и увидеть, что барон Шприц, держа в одной руке ворох бумаг, а в другой какой-то мешок, уже стоит в открывшемся в противоположной стене проёме.
"Тайный ход… сейчас уйдет… Мне не успеть!" - пронзила мозг гоблина отчаянная мысль.
Подобная же мысль, очевидно, посетила и барона Шприца, только у него она вызвала довольную злорадную усмешку, когда схватив свой мешок зубами, он потянулся освободившейся рукой куда-то в сторону, явно собираясь задействовать механизм, закрывающий тайный ход.
Но и на этот раз удача оказалась на стороне гоблина. Не успел барон дотянуться до известного лишь ему рычага, как раздался звук спускаемой тетивы гоблинского лука. Выпущенная из-за спины Тырпырхая, стрела угодила точно в висок барона Шприца, пробив его голову насквозь, и избавив славного рыцаря от необходимости бегать по скользким лестницам тайного хода.
- Молодец Нерыгай! - сказал Тырпырхай, глядя на страшную, но довольную морду, стоящего в дверях, гоблина. - Получишь премию, сверх нормы. Хотя убийство барона... дело серьёзное.
- Жаль, что не удалось взять его живым, - добавил вожак, бросив дубину и опираясь здоровой лапой о стоящее рядом кресло.
- Спасибо, пахан! Не переживай, я уже кое-что придумал, - проквакал лучник, деловито направляясь к телу поверженного барона.
- Мырыдхай! Закрой двери и принеси сюда бумаги, что у него были, и мешок тоже, - распорядился Тырпырхай, заметив появившуюся в дверном проеме фигуру племянника.
- Я ехо упил, я фет не хотел… Я ехо упил, Я фет не хотел - дрожащим голосом повторял Мырыдхай, подбирая с пола бумаги и мешок, - Я ехо упил, Я фет не хотел шел … Он парона хотел уталыт, я слушайна… я фет не хотел…
- Ты - молодец, настоящий герой! Спас барона от смерти, а может быть и меня заодно! Ты теперь настоящий гоблин - участник боевого похода! Хотел идти в поход? Вот он - поход! Отличный поход получился - море крови, да и с пустыми руками не вернёшься. Успокойся Лягушонок, лучше найди, чем мне плечо перетянуть, - успокаивал племянника Тырпырхай, с изумлением наблюдая за действиями прикончившего барона Шприца гоблина.
- Ты что это делаешь, Нерыгай?! - наконец не выдержал он. - Мухоморов обожрался, что ли?!
Нерыгай тем временем подтащил тело барона, с торчащей в голове стрелой, к стоявшему у камина креслу и, усадив в него труп, сопя от усердия, зажимал свой лук в левой руке покойника.
- Ты что делаешь-то, мать твою?!! - повторил вопрос Тырпырхай, от удивления позабывший на время о боли, разрывавшей раненное плечо.
- Ну, Пахан, ты, в натуре, даёшь! Сам же сказал, мол, не хорошо вышло, что консерва мочканули… А так, если что, то он, типа, сам… эта… расстроился, что замок его захватили, ну и того, типа, застрелился…
- О! Древние Огры!! - завыл Тырпырхай, - Ты что, братан, несёшь?! Сам себя послушай! Да ты, я смотрю, совсем в лесу одичал. Расстроился, значит, сел в кресло, взял гоблинский лук, натянул его и пробил себе башку насквозь? Ну, …, ты молодец! Скоро на всю Империю прославишься!
Мырыдхай, которого от всего пережитого вывернуло наизнанку, сидел теперь на полу, привалившись спиной к стене. Услышав версию самоубийства барона, предложенную Нерыгаем, и дядин комментарий к ней, он стал заливаться громким истерическим смехом.
- Слышь, Нерыгай, - поморщился Тырпырхай, - вон там, на полке, бутылка шнапса стоит, видишь? Влей в Лягушонка порцию и дай мне бутылку. Потом сгоняй за водой и, заодно, узнай, как там наши дела. Да, пришли-ка сюда пару огров. Поставь их у двери и скажи, чтобы никого, кроме барона, к нам не пускали. И, это ещё, братан, приведи кого-нибудь из лекарей…



Глава 33.

Рыцарские дороги всегда славились отменным качеством покрытия. Никаких тебе ухабов, одни лишь точно подогнанные ровные каменные плиты. Едешь себе, да радуешься. А если твоя карета снабжена рессорами, то можешь и поспать, скоротать, так сказать, часок-другой путешествия.
Мотели? Нет, мотелей в тех краях нет. Зато, по пути встречается немало деревень, в которых утомлённые путешественники могут найти кров и пищу, и, заодно, пополнить несколькими монетами деревенский бюджет.
Привыкнув за двое суток к гладким рыцарским дорогам и, насытившись однообразным видом из окна кареты, являвшим взору лишь идеально возделанные поля, фруктовые сады, да небольшие рощи, Мырыдхай большую часть времени дремал. Оживлялся он лишь в те минуты, когда одолженная у барона Шанса карета из каретного парка покойного барона Шприца, в которой они с дядей возвращались домой, проносилась мимо зажиточных рыцарских деревень, больше напоминавших маленькие сказочные городки.
Вот и теперь, почувствовав, как, плавно покачиваясь на рессорах, карета въехала на брусчатое покрытие, наш герой высунул голову из окна и стал с интересом рассматривать добротные, красивые домики, сделанные преимущественно из камня. Дома были выкрашены в разные цвета, украшены лепниной, на окнах висели горшки с цветами. Прилегающая к домикам территория в который раз поразила нашего героя безукоризненным порядком. Больше всего его удивлял необычный запах свежести и чистоты, свойственный воздуху всех рыцарских селений.
"Вот бы наших гоблинов сюда! - в который раз подумал Мырыдхай. - Посмотрели бы, как другие крестьяне живут, может быть, и сами бы перестали устраивать свалки у своих домов ".
Он приветливо помахал лапой и послал воздушный поцелуй одной из пейзанок, которая перестала на миг драить и без того идеально чистый участок дороги, примыкавший к её дому и, с любопытством, свойственным всем сельским жителям вселенной, пялилась на проносящуюся мимо баронскую карету.
- Та, што ше они фсе тах меня пухаются?! - с досадой воскликнул наш герой, заметив выражение ужаса, появившееся на лице женщины.
- Ты бы сам себя испугался, окажись ты на их месте, - засмеялся Тырпырхай. - Представь себе, ты ждёшь увидеть важную лощённую баронскую физиономию, а из кареты высовывается какая-то беззубая жаба с разбитой мордой.
- Хфатит уше пло мойу молту хофолыт! - взмолился Мырыдхай. - Она пашти сашила, у мыня лехенилашия холошайа. А шупы тома фстафлу!
- Регенерация, Лягушёнок, ре-ге-не-ра-ция! - поправил племянника Тырпырхай. - Она у всех у нас на высоте!
Проскочив без остановки деревню, карета вновь выскочила на ровную дорогу. За шикарной каретой, в которой они ехали и, которая, до недавнего времени, являлась парадным средством передвижения самого барона Шприца, следовали ещё две кареты попроще, но из того же каретного парка, а также небольшой почётный эскорт. Эскорт, состоявший из одного рыцаря и нескольких солдат, был выделен благодарным бароном Шансом с той целью, чтобы гоблины могли без проблем достичь границы своей автономии.
"Кто же ещё удостоился чести прокатиться в каретах поверженного барона?" - спросите Вы меня.
Отвечаю. Во второй карете ютился, придавленный тремя невозмутимыми телохранителями Мырыдхая, гоблин Нечихай - шаман и лекарь по совместительству, сопровождавший раненого Тырпырхая. В третьей карете, проигрывая, по очереди, друг другу в кости взятые во время похода трофеи, ехали четверо наиболее доверенных и приближенных к Тырпырхаю гоблинов, бывших членами его банды ещё в те времена, когда он, проживал в столице и крепко держал в своих лапах нити преступного мира. С Нерыгаем Вы уже знакомы, а представлять сейчас остальных, думаю, смысла нет.
Итак, под колесами кареты снова была гладкая дорога, тряска прекратилась и Мырыдхай, откинувшись на спинку сидения и прикрыв глаза, мысленно вернулся к предшествовавшим этой поездке событиям.
А та селянка, которой наш герой послал воздушный поцелуй, придя в себя, бросилась рассказывать соседям о страшном монстре, разъезжающем средь бела дня в карете барона Шприца и пожирающем младенцев. В скором времени, когда весть о самоубийстве барона Шприца достигла ушей местных жителей, история, рассказанная этой уважаемой дамой, приобрела новые кошмарные подробности и быстро распространилась не только по всей рыцарской территории, но и с легкостью преодолела её условные границы. В Нижние Миры она попала, трансформировавшись для образованных людей в легенду о графе Дракуле, а для простого сельского населения в многочисленные байки об оборотнях и вампирах. Но это я так, к слову…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Брачное объявление (фэнтези)
СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 17:33 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 34.

Мырыдхай вспоминал их последний вечер в замке покойного барона, и в который раз поражался той лёгкости мышления и изобретательности своего родственника, благодаря которой, тот умудрялся стричь купоны с чужих вложений и обращать любую ситуацию в свою пользу.

…После штурма они провели в замке трое суток. Всё это время стояли погожие летние дни, обслуживающий персонал на лету схватывал и исполнял пожелания победителей ещё до того как сами победители успевали выразить их вербально, а повар с поварятами трудились без отдыха. Местное население не оказывало новой власти никакого сопротивления, видимо, признавая право гоблинской рати на бесплатное приобретение сувениров и радуясь тому факту, что эти кошмарные на вид создания не причиняют местным жителям физического ущерба.
Мырыдхай, пережил, из-за всех ужасов штурма и, особенно, из-за совершённого им убийства рыцаря, серьёзный нервный срыв. По рекомендации лекарей он проводил большую часть дня на свежем воздухе. Для прогулок наш герой, как правило, выбирал крепостную стену, с которой открывался прекрасный вид и любовался оттуда окружающей природой, а также наблюдал за перемещениями своих соплеменников, деловито, подобно муравьям, стаскивающих добычу со всей округи в замок покойного барона, напоминавший, соответственно, в те дни огромный муравейник.
Вид болота производил на Мырыдхая гнетущее впечатление, воскрешая в памяти картины недавнего штурма, поэтому наш герой интуитивно выбирал для своих прогулок южную сторону замка.
Общаться ему ни с кем не хотелось. Дочь барона оказалась несколько надменной и избалованной девицей, относящейся к своим спасителям, не принадлежащим к человеческой расе, с еле скрываемым презрением.
"Почему они считают её красавицей? - удивлялся про себя Мырыдхай. - Фигура почти, как у гоблинши, здоровая, как лошадь, голос подобен звуку боевого рога, да еще эти круглые уши! Не то что у Бежимвпостели - и ушки, и фигурка, и голос - всё без изъяна".
Впрочем, в последнее время, образ Бежимвпостели не задерживался в голове гоблина надолго. То ли из-за перенесённого стресса, то ли ещё по какой-то причине, но, думая о ней, он начал испытывать некоторое равнодушие. Впервые за долгое время ему страстно захотелось оказаться дома, среди родных. И своих родителей, и младшего брата Перебухая, и, даже, домашнего любимца миниптеродактеля Проглота он вспоминал с неожиданной для самого себя теплотой и нежностью.
Вечерело. Остановившись рядом с одним из гоблинов, несшим караульную службу на крепостной стене, Мырыдхай наблюдал за весельем, царившим во дворе замка.
К этому времени, во владениях покойного барона Шприца произошли серьёзные перемены.
В замке был наведён порядок, следы недавнего штурма постепенно исчезали. Были восстановлены ворота и налажена гарнизонная служба.
Накануне барон Шанс отпустил восвояси выживших в недавней мясорубке солдат и рыцарей герцога. На прощание, он велел им передать господину Штепселю, что в соответствии с существующими рыцарскими законами, объявляет себя законным владельцем принадлежавших покойному барону земель. Бывшим вассалам барона Шприца новый владелец пообещал сохранить их имущество и статус, в том случае, если они решат присягнуть ему на верность.
Нужно отметить, что рыцари, трепетно относившиеся к законам чести и, особенно трепетно, к законам, касавшимся перехода имущества, имели полное моральное право принести новую присягу. Дело в том, что барон Шприц не оставил после себя прямых наследников и не имел родных братьев, которые могли бы, имея достаточно сил, претендовать на его имущество. А по действующему на рыцарских землях "Закону о наследстве" при отсутствии прямых наследников всё имущество переходило к победившей стороне.
Барон Шанс, на которого выучка и храбрость подчинённых Тырпырхая произвели неизгладимое впечатление, узнав от гоблина о том, что его отряд будет распущен, а сам он собирается вернуться в столицу, предложил Джеку-Следопыту и всем состоявшим в отряде Тырпырхая людям перейти к себе на службу.
Практически все согласились, так как большинству бывших разбойников и дезертиров возвращаться было некуда, а лихая лесная жизнь давно уже сидела у них в печёнках. Джек легко согласился на предложение барона, тем более что за несомненный вклад в дело общей победы ему было обещано рыцарское звание и небольшой земельный надел.
Гоблины радовались предстоящему возвращению домой, хотя, как оказалось, некоторые члены банды Тырпырхая собирались вернуться в Чащобный лес и продолжить заниматься привычным ремеслом.
Предвкушая скорый отъезд, на прощальный ужин Мырыдхай отправился в приподнятом настроении.
Когда молодой гоблин вошел в залу, все уже собрались за столом. Во главе стола восседал барон Шанс. По правую руку от него расположилась его дочь, по левую - Джек-Следопыт, назначенный комендантом захваченного замка. Напротив барона сидел Тырпырхай, старавшийся не выказывать перед сотрапезниками мучавшей его боли. Также за столом собрались несколько рыцарей и гоблинов, в том числе и старый подельник Тырпырхая - Нерыгай.
По случаю предстоявшего отъезда своего боевого товарища, барон Шанс постарался устроить праздничный ужин. Стол ломился от блюд с разнообразными угощениями. В углу залы играл маленький оркестрик состоявший из нескольких сельских музыкантов. Напуганные видом гостей бедняги с трудом извлекали правильные звуки из своих инструментов, чудом уцелевших во время сбора гоблинами сувениров. Потом, дело вроде бы пошло на лад, хотя извлекаемые доморощенными исполнителями из сомнительного качества инструментов звуки лишь подчеркивали несуразность мероприятия.
Мырыдхай, войдя и окинув взглядом открывшуюся картину, еле сдержался, чтобы не расхохотаться - так резко контрастировало это зрелище с немедленно всплывшим в памяти эльфийским праздником Древа. Особенно его позабавили одеяния присутствовавших за столом гоблинов.
Дело в том, что одежда самих гоблинов не смогла перенести путешествия по болоту и последовавшего за ним штурма. Поэтому, будучи приглашёнными на прощальный ужин, они постарались не ударить мордой в грязь и принарядились, нацепив на себя позаимствованную у местного населения одежду.
Мырыдхай, который, как нам уже известно, в то время и сам придерживался традиционного гоблинского взгляда на моду, заключавшегося в том, что чем ярче одеяние, тем оно солиднее смотрится, взирал на своих земляков с ужасом и изумлением одновременно. Особенно его поразил наряд Нерыгая. Тот умудрился где-то раздобыть и нацепить на себя ярко-оранжевую рубашку, пиджак малинового цвета с крупными блестящими пуговицами и широкие розовые панталоны. На голове гоблина, морда которого, и без того имевшая самое свирепое выражение, была обезображена несколькими свежими рубцами, красовалась женская соломенная шляпка, в которую новый владелец воткнул какое-то яркое перо.
Наряд Тырпырхая, рядом с которым Мырыдхай занял место за столом, тоже вызывал удивление. Но племянник уже знал, что отыскать одежду подходящего размера для своего вожака гоблинам не удалось, поэтому-то, тот и облачился в какую-то хламиду, накинув поверх неё найденный в апартаментах камрада Прострациуса чёрный балахон расписанный множеством звёзд.
Справедливости ради заметим, что ужин вполне удался. Гости веселились, как могли, а дочь барона даже слегка флиртовала с сидящими за столом и оказывающими ей знаки внимания рыцарями. Отец её смотрел на всё это со снисходительной улыбкой. Барон громко переговаривался через стол с Тырпырхаем и за время ужина произнес речь, в которой благодарил своего боевого товарища за помощь, объявил его своим другом и выразил надежду на то, что в будущем отважный гоблин не раз окажет ему честь, посетив замок в качестве почетного гостя.
После ужина, по просьбе Тырпырхая, гоблин с племянником и барон уединились в кабинете.
- Барон, - обратился гоблин к новому владельцу замка, - завтра утром мы уезжаем. Однако у нас остался не решённым ещё один важный вопрос.
- Какой же? - удивился барон.
- Мы совсем забыли о нашем госте, чей балахон я имел честь напялить на себя. Надо что-то решать с этим, и решать срочно.
- Н-да… я, признаться, совсем о нём забыл, - расстроено протянул рыцарь, - закрутился, понимаете ли, со всеми этими делами. А что же нам с ним делать? Ума не приложу!
- Грохнуть нельзя, отпускать тоже нельзя, так? - спросил Тырпырхай, глядя на своего визави сквозь бокал бренди.
- Нельзя. Нельзя, чёрт его побери! - согласился барон, разом осушив свой бокал. - Может быть, придумаете что-нибудь и на этот раз?
- Я уже придумал, - усмехнулся Тырпырхай, - только прошу Вас доверить это дело мне и сделать всё так, как я Вам скажу. Гарантирую, что никаких проблем в будущем этот тип нам не доставит.
- Хорошо, я согласен, - облегчённо вздохнул барон Шанс. - А что нужно сделать?
- Вам ничего делать не нужно. Идите к себе и отдыхайте. Кстати, сколько ещё будет действовать тот артефакт? Ну, тот, который магию нейтрализует?
- Так... сегодня у нас…- барон задумался, видимо, что-то подсчитывая, - до его дезинт… дезориен… Короче говоря, неделя ещё есть.
- Отлично! - воскликнул гоблин. - Тогда проблем не возникнет. Я сейчас с ним переговорю и, если переговоры увенчаются успехом, то через недельку, когда Вы приведёте его в божеский вид, а силы его магические восстановятся, Вы его отпустите. А мы с Мырыдхаем к тому времени будем уже дома.
- Да Вы опять смеётесь надо мной! - с негодованием вскричал рыцарь.
- Ну, что Вы, в самом деле! - захохотал Тырпырхай. - Успокойтесь, ради Древних Огров! Я этого охотника за чужими секретами заставлю накатать на себя такой компромат, что он будет дрожать до конца своих дней. Надо бить врага его же оружием. В тот момент, когда Вы его отпустите, бумаги эти будут надёжно спрятаны и ему до них будет уже не дотянуться. Понимаете теперь?
- Да! - обрадовано ответил барон. - Ну, а если он не согласится писать такие бумаги?
- Согласится или я плохо разбираюсь в психологии мыслящих существ. Если же всё-таки не согласится, то придётся утопить его в болоте, ничего не поделаешь, - скривился Тырпырхай, то ли от боли, то ли от мысли о том, что кто-то может отказаться принять выдвинутые им условия.
- Ладно, один раз Вы уже спасли мне жизнь, надеюсь, что и теперь Вам будет сопутствовать удача, - решился барон Шанс и, пожелав гоблинам спокойной ночи, удалился.
- До ночи ещё далеко, - проворчал Тырпырхай, когда дверь за бароном закрылась.
- Слушай, Лягушонок, - обратился он к племяннику, - сходи, позови Нерыгая.
Мырыдхай вышел из кабинета и вскоре вернулся со свирепым гоблином.
Слегка осоловевший от выпитого на празднике спиртного, Нерыгай вместо приветствия громко икнул и, усевшись напротив Тырпырхая, лениво уставился на вожака. Весь вид его как бы говорил, что пора бы и отдохнуть перед дорогой и нечего, мол, дёргать свою доверенную морду по пустякам. Нерыгай был старинным приятелем главаря банды и тет-а-тет обходился с ним достаточно фамильярно, хотя при посторонних всегда строго соблюдал субординацию.
- Красив! Мырыдхаю бы такой прикид - давно бы невесту себе отыскал, - добродушно рассмеялся Тырпырхай, глядя на жуткую морду кореша.
- Нерыгай, не в службу, а в дружбу, сходи, пожалуйста, за нашим почётным гостем.
- Каким это?
- За магом… Он жив, кстати?
- Жив, вроде. А чего это я должен тащиться в подземелье? Больше послать некого, что ли?! - слегка возмутился Нерыгай.
- Я хочу, чтобы ты сам его притащил и чтобы он счастлив был, что живым до меня добрался, понимаешь? Нет… бить не надо, просто улыбайся ему всю дорогу, как ты это умеешь.
- Понял. - Нерыгай покосился на стол и, заметив стоящую на нём бутылку, глотнул бренди прямо из горлышка. После чего отправился выполнять данное ему поручение.
Пока они поджидали мага, Мырыдхай по просьбе дяди притащил в кабинет его страшную дубину, на которой оставались следы крови и взгромоздил её на стол, справа от владельца. Потом достал непочатую бутылку бренди и, поставив её перед Тырпырхаем, уселся в стоящее в сторонке кресло, с интересом ожидая развязки этой истории.
Наконец, за дверью послышался шум, раздался грозный рык Нерыгая, и в комнату влетел испуганный отощавший и обтрёпанный маг, за которым ввалился, незаметно подмигнувший вожаку, Нерыгай.
- Остальных уже кончили? - лениво осведомился у помощника Тырпырхай.
- Ага. Этот последний, - немедленно подыграл огромному гоблину Нерыгай. - Чё с ним делать-то? Повесить, в болоте утопить или тоже, как того, последнего, свиньям скормить?
- Ща решу… - задумчиво проговорил Тырпырхай, присматриваясь к пленнику.
- О! Братан, да это же маг! Дай-ка я с ним побалакаю сначала, может он нам на что-нибудь сгодится. Грохнуть мы его всегда успеем.
Тырпырхай продолжал некоторое время буравить дрожащего мага свирепым взглядом, одновременно поглаживая свою дубину. Потом, заметив, что камрад вот-вот свалится в обморок, решил сократить вступительную часть представления и перейти к основной его части.
- Слушай, Шляпа! Скажи честно! Ты ваще жить-то хочешь, или надоело уже?
- Хо-хо-хочу-чу, - заикаясь, тут же ответил камрад Прострациус.
- Ты уже понял, что твоя магия против нашей бессильна?
- По-по-по-нял.
- Тогда у меня к тебе предложение… Если выполнишь то, что я тебе прикажу, останешься жив. Тебя будут содержать в нормальных условиях, приведут в порядок, подкормят, подлечат и через несколько дней отпустят восвояси. Мы тебе, пожалуй, даже вернём твою магическую силу. Если же не согласишься, то я твою поганую башку разобью вот этой дубиной и зарою тебя рядом с твоим дружком Шприцем, вместе с которым вы дочку моего друга похитили.
- Я--я-я тут ни-ни при-при…
- Меня это не колышит, причём или не причём! Понял, собака?! Я барона еле отговорил от того, чтобы тебя живьём спалить! Хотел сначала предложение тебе сделать.
- Что-что-что на-на-на…
- Ты, Шляпа, за этими бумагами из столицы припёрся? - Тырпырхай бросил на стол бумаги покойного барона. - Отвечай!!
- Да-да…
- Ты сейчас сядешь за стол и напишешь мне всю эту историю. Как, когда, куда и зачем… Понял?! Если мне покажется, что ты где-то соврал, я тебя прибью. Если напишешь честно, то будешь жить и скоро отправишься домой.
- За-за-за…
- Затем, чтобы у тебя и мысли не было возвращаться к этой теме. Вот зачем, усёк?
Камрад Прострациус с минуту молчал, глядя, как этот ужасный гоблин с мечтательным видом поглаживает свою дубину и, понимая, что выхода у него нет, решился.
- Со-со-согласен. Да-да-вайте-те бу-бу-магу.
- Ну, вот и молодец! Не зря всю жизнь умные книжки читаешь, - похвалил его Тырпырхай и кивнул племяннику, чтобы тот положил на стол письменные принадлежности.
Так, собственно, и закончилась история этого похода.

… Мырыдхай незаметно уснул в плавно покачивавшейся карете. Он спал и улыбался во сне до тех пор, пока карета резко не подскочила, и он не ударился головой об её потолок. За первым толчком последовал второй, а через некоторое время и третий.
- Што слушилос?! - воскликнул он, схватившись за голову, - напатение?!
- Не-е-ет… - простонал Тырпырхай, которому, из-за раненного плеча, неожиданно начавшаяся тряска доставила куда более мучительные ощущения. - Это, Мырыдхай, Родина сжимает нас в своих объятиях. Мы уже на территории автономии. Скоро, Лягушонок, мы будем дома.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Брачное объявление (фэнтези)
СообщениеДобавлено: 09 июн 2013, 17:33 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Глава 34.

Мырыдхай вспоминал их последний вечер в замке покойного барона, и в который раз поражался той лёгкости мышления и изобретательности своего родственника, благодаря которой, тот умудрялся стричь купоны с чужих вложений и обращать любую ситуацию в свою пользу.

…После штурма они провели в замке трое суток. Всё это время стояли погожие летние дни, обслуживающий персонал на лету схватывал и исполнял пожелания победителей ещё до того как сами победители успевали выразить их вербально, а повар с поварятами трудились без отдыха. Местное население не оказывало новой власти никакого сопротивления, видимо, признавая право гоблинской рати на бесплатное приобретение сувениров и радуясь тому факту, что эти кошмарные на вид создания не причиняют местным жителям физического ущерба.
Мырыдхай, пережил, из-за всех ужасов штурма и, особенно, из-за совершённого им убийства рыцаря, серьёзный нервный срыв. По рекомендации лекарей он проводил большую часть дня на свежем воздухе. Для прогулок наш герой, как правило, выбирал крепостную стену, с которой открывался прекрасный вид и любовался оттуда окружающей природой, а также наблюдал за перемещениями своих соплеменников, деловито, подобно муравьям, стаскивающих добычу со всей округи в замок покойного барона, напоминавший, соответственно, в те дни огромный муравейник.
Вид болота производил на Мырыдхая гнетущее впечатление, воскрешая в памяти картины недавнего штурма, поэтому наш герой интуитивно выбирал для своих прогулок южную сторону замка.
Общаться ему ни с кем не хотелось. Дочь барона оказалась несколько надменной и избалованной девицей, относящейся к своим спасителям, не принадлежащим к человеческой расе, с еле скрываемым презрением.
"Почему они считают её красавицей? - удивлялся про себя Мырыдхай. - Фигура почти, как у гоблинши, здоровая, как лошадь, голос подобен звуку боевого рога, да еще эти круглые уши! Не то что у Бежимвпостели - и ушки, и фигурка, и голос - всё без изъяна".
Впрочем, в последнее время, образ Бежимвпостели не задерживался в голове гоблина надолго. То ли из-за перенесённого стресса, то ли ещё по какой-то причине, но, думая о ней, он начал испытывать некоторое равнодушие. Впервые за долгое время ему страстно захотелось оказаться дома, среди родных. И своих родителей, и младшего брата Перебухая, и, даже, домашнего любимца миниптеродактеля Проглота он вспоминал с неожиданной для самого себя теплотой и нежностью.
Вечерело. Остановившись рядом с одним из гоблинов, несшим караульную службу на крепостной стене, Мырыдхай наблюдал за весельем, царившим во дворе замка.
К этому времени, во владениях покойного барона Шприца произошли серьёзные перемены.
В замке был наведён порядок, следы недавнего штурма постепенно исчезали. Были восстановлены ворота и налажена гарнизонная служба.
Накануне барон Шанс отпустил восвояси выживших в недавней мясорубке солдат и рыцарей герцога. На прощание, он велел им передать господину Штепселю, что в соответствии с существующими рыцарскими законами, объявляет себя законным владельцем принадлежавших покойному барону земель. Бывшим вассалам барона Шприца новый владелец пообещал сохранить их имущество и статус, в том случае, если они решат присягнуть ему на верность.
Нужно отметить, что рыцари, трепетно относившиеся к законам чести и, особенно трепетно, к законам, касавшимся перехода имущества, имели полное моральное право принести новую присягу. Дело в том, что барон Шприц не оставил после себя прямых наследников и не имел родных братьев, которые могли бы, имея достаточно сил, претендовать на его имущество. А по действующему на рыцарских землях "Закону о наследстве" при отсутствии прямых наследников всё имущество переходило к победившей стороне.
Барон Шанс, на которого выучка и храбрость подчинённых Тырпырхая произвели неизгладимое впечатление, узнав от гоблина о том, что его отряд будет распущен, а сам он собирается вернуться в столицу, предложил Джеку-Следопыту и всем состоявшим в отряде Тырпырхая людям перейти к себе на службу.
Практически все согласились, так как большинству бывших разбойников и дезертиров возвращаться было некуда, а лихая лесная жизнь давно уже сидела у них в печёнках. Джек легко согласился на предложение барона, тем более что за несомненный вклад в дело общей победы ему было обещано рыцарское звание и небольшой земельный надел.
Гоблины радовались предстоящему возвращению домой, хотя, как оказалось, некоторые члены банды Тырпырхая собирались вернуться в Чащобный лес и продолжить заниматься привычным ремеслом.
Предвкушая скорый отъезд, на прощальный ужин Мырыдхай отправился в приподнятом настроении.
Когда молодой гоблин вошел в залу, все уже собрались за столом. Во главе стола восседал барон Шанс. По правую руку от него расположилась его дочь, по левую - Джек-Следопыт, назначенный комендантом захваченного замка. Напротив барона сидел Тырпырхай, старавшийся не выказывать перед сотрапезниками мучавшей его боли. Также за столом собрались несколько рыцарей и гоблинов, в том числе и старый подельник Тырпырхая - Нерыгай.
По случаю предстоявшего отъезда своего боевого товарища, барон Шанс постарался устроить праздничный ужин. Стол ломился от блюд с разнообразными угощениями. В углу залы играл маленький оркестрик состоявший из нескольких сельских музыкантов. Напуганные видом гостей бедняги с трудом извлекали правильные звуки из своих инструментов, чудом уцелевших во время сбора гоблинами сувениров. Потом, дело вроде бы пошло на лад, хотя извлекаемые доморощенными исполнителями из сомнительного качества инструментов звуки лишь подчеркивали несуразность мероприятия.
Мырыдхай, войдя и окинув взглядом открывшуюся картину, еле сдержался, чтобы не расхохотаться - так резко контрастировало это зрелище с немедленно всплывшим в памяти эльфийским праздником Древа. Особенно его позабавили одеяния присутствовавших за столом гоблинов.
Дело в том, что одежда самих гоблинов не смогла перенести путешествия по болоту и последовавшего за ним штурма. Поэтому, будучи приглашёнными на прощальный ужин, они постарались не ударить мордой в грязь и принарядились, нацепив на себя позаимствованную у местного населения одежду.
Мырыдхай, который, как нам уже известно, в то время и сам придерживался традиционного гоблинского взгляда на моду, заключавшегося в том, что чем ярче одеяние, тем оно солиднее смотрится, взирал на своих земляков с ужасом и изумлением одновременно. Особенно его поразил наряд Нерыгая. Тот умудрился где-то раздобыть и нацепить на себя ярко-оранжевую рубашку, пиджак малинового цвета с крупными блестящими пуговицами и широкие розовые панталоны. На голове гоблина, морда которого, и без того имевшая самое свирепое выражение, была обезображена несколькими свежими рубцами, красовалась женская соломенная шляпка, в которую новый владелец воткнул какое-то яркое перо.
Наряд Тырпырхая, рядом с которым Мырыдхай занял место за столом, тоже вызывал удивление. Но племянник уже знал, что отыскать одежду подходящего размера для своего вожака гоблинам не удалось, поэтому-то, тот и облачился в какую-то хламиду, накинув поверх неё найденный в апартаментах камрада Прострациуса чёрный балахон расписанный множеством звёзд.
Справедливости ради заметим, что ужин вполне удался. Гости веселились, как могли, а дочь барона даже слегка флиртовала с сидящими за столом и оказывающими ей знаки внимания рыцарями. Отец её смотрел на всё это со снисходительной улыбкой. Барон громко переговаривался через стол с Тырпырхаем и за время ужина произнес речь, в которой благодарил своего боевого товарища за помощь, объявил его своим другом и выразил надежду на то, что в будущем отважный гоблин не раз окажет ему честь, посетив замок в качестве почетного гостя.
После ужина, по просьбе Тырпырхая, гоблин с племянником и барон уединились в кабинете.
- Барон, - обратился гоблин к новому владельцу замка, - завтра утром мы уезжаем. Однако у нас остался не решённым ещё один важный вопрос.
- Какой же? - удивился барон.
- Мы совсем забыли о нашем госте, чей балахон я имел честь напялить на себя. Надо что-то решать с этим, и решать срочно.
- Н-да… я, признаться, совсем о нём забыл, - расстроено протянул рыцарь, - закрутился, понимаете ли, со всеми этими делами. А что же нам с ним делать? Ума не приложу!
- Грохнуть нельзя, отпускать тоже нельзя, так? - спросил Тырпырхай, глядя на своего визави сквозь бокал бренди.
- Нельзя. Нельзя, чёрт его побери! - согласился барон, разом осушив свой бокал. - Может быть, придумаете что-нибудь и на этот раз?
- Я уже придумал, - усмехнулся Тырпырхай, - только прошу Вас доверить это дело мне и сделать всё так, как я Вам скажу. Гарантирую, что никаких проблем в будущем этот тип нам не доставит.
- Хорошо, я согласен, - облегчённо вздохнул барон Шанс. - А что нужно сделать?
- Вам ничего делать не нужно. Идите к себе и отдыхайте. Кстати, сколько ещё будет действовать тот артефакт? Ну, тот, который магию нейтрализует?
- Так... сегодня у нас…- барон задумался, видимо, что-то подсчитывая, - до его дезинт… дезориен… Короче говоря, неделя ещё есть.
- Отлично! - воскликнул гоблин. - Тогда проблем не возникнет. Я сейчас с ним переговорю и, если переговоры увенчаются успехом, то через недельку, когда Вы приведёте его в божеский вид, а силы его магические восстановятся, Вы его отпустите. А мы с Мырыдхаем к тому времени будем уже дома.
- Да Вы опять смеётесь надо мной! - с негодованием вскричал рыцарь.
- Ну, что Вы, в самом деле! - захохотал Тырпырхай. - Успокойтесь, ради Древних Огров! Я этого охотника за чужими секретами заставлю накатать на себя такой компромат, что он будет дрожать до конца своих дней. Надо бить врага его же оружием. В тот момент, когда Вы его отпустите, бумаги эти будут надёжно спрятаны и ему до них будет уже не дотянуться. Понимаете теперь?
- Да! - обрадовано ответил барон. - Ну, а если он не согласится писать такие бумаги?
- Согласится или я плохо разбираюсь в психологии мыслящих существ. Если же всё-таки не согласится, то придётся утопить его в болоте, ничего не поделаешь, - скривился Тырпырхай, то ли от боли, то ли от мысли о том, что кто-то может отказаться принять выдвинутые им условия.
- Ладно, один раз Вы уже спасли мне жизнь, надеюсь, что и теперь Вам будет сопутствовать удача, - решился барон Шанс и, пожелав гоблинам спокойной ночи, удалился.
- До ночи ещё далеко, - проворчал Тырпырхай, когда дверь за бароном закрылась.
- Слушай, Лягушонок, - обратился он к племяннику, - сходи, позови Нерыгая.
Мырыдхай вышел из кабинета и вскоре вернулся со свирепым гоблином.
Слегка осоловевший от выпитого на празднике спиртного, Нерыгай вместо приветствия громко икнул и, усевшись напротив Тырпырхая, лениво уставился на вожака. Весь вид его как бы говорил, что пора бы и отдохнуть перед дорогой и нечего, мол, дёргать свою доверенную морду по пустякам. Нерыгай был старинным приятелем главаря банды и тет-а-тет обходился с ним достаточно фамильярно, хотя при посторонних всегда строго соблюдал субординацию.
- Красив! Мырыдхаю бы такой прикид - давно бы невесту себе отыскал, - добродушно рассмеялся Тырпырхай, глядя на жуткую морду кореша.
- Нерыгай, не в службу, а в дружбу, сходи, пожалуйста, за нашим почётным гостем.
- Каким это?
- За магом… Он жив, кстати?
- Жив, вроде. А чего это я должен тащиться в подземелье? Больше послать некого, что ли?! - слегка возмутился Нерыгай.
- Я хочу, чтобы ты сам его притащил и чтобы он счастлив был, что живым до меня добрался, понимаешь? Нет… бить не надо, просто улыбайся ему всю дорогу, как ты это умеешь.
- Понял. - Нерыгай покосился на стол и, заметив стоящую на нём бутылку, глотнул бренди прямо из горлышка. После чего отправился выполнять данное ему поручение.
Пока они поджидали мага, Мырыдхай по просьбе дяди притащил в кабинет его страшную дубину, на которой оставались следы крови и взгромоздил её на стол, справа от владельца. Потом достал непочатую бутылку бренди и, поставив её перед Тырпырхаем, уселся в стоящее в сторонке кресло, с интересом ожидая развязки этой истории.
Наконец, за дверью послышался шум, раздался грозный рык Нерыгая, и в комнату влетел испуганный отощавший и обтрёпанный маг, за которым ввалился, незаметно подмигнувший вожаку, Нерыгай.
- Остальных уже кончили? - лениво осведомился у помощника Тырпырхай.
- Ага. Этот последний, - немедленно подыграл огромному гоблину Нерыгай. - Чё с ним делать-то? Повесить, в болоте утопить или тоже, как того, последнего, свиньям скормить?
- Ща решу… - задумчиво проговорил Тырпырхай, присматриваясь к пленнику.
- О! Братан, да это же маг! Дай-ка я с ним побалакаю сначала, может он нам на что-нибудь сгодится. Грохнуть мы его всегда успеем.
Тырпырхай продолжал некоторое время буравить дрожащего мага свирепым взглядом, одновременно поглаживая свою дубину. Потом, заметив, что камрад вот-вот свалится в обморок, решил сократить вступительную часть представления и перейти к основной его части.
- Слушай, Шляпа! Скажи честно! Ты ваще жить-то хочешь, или надоело уже?
- Хо-хо-хочу-чу, - заикаясь, тут же ответил камрад Прострациус.
- Ты уже понял, что твоя магия против нашей бессильна?
- По-по-по-нял.
- Тогда у меня к тебе предложение… Если выполнишь то, что я тебе прикажу, останешься жив. Тебя будут содержать в нормальных условиях, приведут в порядок, подкормят, подлечат и через несколько дней отпустят восвояси. Мы тебе, пожалуй, даже вернём твою магическую силу. Если же не согласишься, то я твою поганую башку разобью вот этой дубиной и зарою тебя рядом с твоим дружком Шприцем, вместе с которым вы дочку моего друга похитили.
- Я--я-я тут ни-ни при-при…
- Меня это не колышит, причём или не причём! Понял, собака?! Я барона еле отговорил от того, чтобы тебя живьём спалить! Хотел сначала предложение тебе сделать.
- Что-что-что на-на-на…
- Ты, Шляпа, за этими бумагами из столицы припёрся? - Тырпырхай бросил на стол бумаги покойного барона. - Отвечай!!
- Да-да…
- Ты сейчас сядешь за стол и напишешь мне всю эту историю. Как, когда, куда и зачем… Понял?! Если мне покажется, что ты где-то соврал, я тебя прибью. Если напишешь честно, то будешь жить и скоро отправишься домой.
- За-за-за…
- Затем, чтобы у тебя и мысли не было возвращаться к этой теме. Вот зачем, усёк?
Камрад Прострациус с минуту молчал, глядя, как этот ужасный гоблин с мечтательным видом поглаживает свою дубину и, понимая, что выхода у него нет, решился.
- Со-со-согласен. Да-да-вайте-те бу-бу-магу.
- Ну, вот и молодец! Не зря всю жизнь умные книжки читаешь, - похвалил его Тырпырхай и кивнул племяннику, чтобы тот положил на стол письменные принадлежности.
Так, собственно, и закончилась история этого похода.

… Мырыдхай незаметно уснул в плавно покачивавшейся карете. Он спал и улыбался во сне до тех пор, пока карета резко не подскочила, и он не ударился головой об её потолок. За первым толчком последовал второй, а через некоторое время и третий.
- Што слушилос?! - воскликнул он, схватившись за голову, - напатение?!
- Не-е-ет… - простонал Тырпырхай, которому, из-за раненного плеча, неожиданно начавшаяся тряска доставила куда более мучительные ощущения. - Это, Мырыдхай, Родина сжимает нас в своих объятиях. Мы уже на территории автономии. Скоро, Лягушонок, мы будем дома.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Брачное объявление (фэнтези)
СообщениеДобавлено: 12 июн 2013, 18:14 
Не в сети
Завсегдатай
Завсегдатай

Зарегистрирован: 23 янв 2012, 14:58
Сообщений: 68
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СПАСИТЕЛЬ

Глава 1.

- Умм.. ммм… мы-ы-ы-ы… А-а-а-а!!!
- Та-а-ак… чудесно… чудесно… Ага! Очень хорошо! - удовлетворённо произнёс пожилой врач-некромант, производя осмотр зубного аппарата Мырыдхая, понёсшего сокрушительные потери во время первого героического похода своего хозяина.

В кабинет господина Джинкса наш герой попал, поддавшись настоятельным уговорам своей матушки, грозившим перейти в затяжную истерику. Не успел он проснуться, как увидел её лицо, склонившееся над ним.
- Проснулся, сынок? Выспался? Бедненький ты мой. Ну и зверюга же этот твой папаша! Я ему, скотине, это ещё припомню!
- Мам, ты шта? Я ф палятке, фсе сахоншилас халашо, - потягиваясь, попытался успокоить маму наш герой.
- Как же… хорошо, - запричитала госпожа Несогласенподыхай, - все зубки потерял мой мальчик. Что же за скоты такие, выродки проклятые! Кто это сделал? Люди, конечно! Ни приличный гоблин, ни, даже, длинноухий на такое не способны.
- Канешна, мам! Не спашопны… - согласился Мырыдхай, надеясь поскорее закончить этот разговор и ещё немного поваляться в кровати, насладиться покоем после опасного приключения.
- Я, сынок, всю ночь глаз не сомкнула! Всё думала, где же тебе поскорее зубки вылечить.
- Ой, мам! Та што ты ф шамом теле! Схашу на тнях х илфийшкаму флашу и фстафлу. Мне тлушья памохут.
- На днях?! - вскричала мать. - Нет, сынок! Вставай, умойся, позавтракай и отправляйся к врачу. Я тебя уже записала на приём.
- Шта?! Сыхотня?!! - возмутился Мырыдхай.
- Да, сегодня! Зачем нам эти эльфы? Я нашла тебе лучшего врача! Мне его сама тётушка Нескучай порекомендовала. Мы с ней утром в храме встретились, где я просила за тебя Древних Огров, вот она мне и посоветовала к кому обратиться. И ещё журнал подарила с его рекламой. Вот, смотри! - она показала Мырыдхаю журнал. - Тётушка сказала, что все приличные гоблины лечат зубы у доктора Джинкса. Сам посуди, разве плохой врач сможет давать рекламу в "Вестнике Империи"?
Она раскрыла свежий номер вестника и сунула его сыну под нос. Четверть страницы журнала занимало рекламное объявление под броским заголовком:
"Здоровые зубы - залог здоровья!"
С объявления потенциальным клиентам доктора Джинкса, страдающим от зубной боли или же просто тяжело переживающим расставание со своими некогда верными и крепкими друзьями, ободряюще подмигивала, одаривая бедолаг лучезарной улыбкой, известная в Империи модель.
Текст объявления сулил всем существам, обратившимся к доктору за помощью, немедленное избавление от боли, мгновенную имплантацию, лечение под общим обезболиванием, а также бесплатную консультацию и отбеливание зубов в подарок.
Заканчивалась реклама сообщением чисто коммерческого свойства, что лишь подчеркивало размах стоматологического предприятия "Доктор Джинкс":
"Мало б/у коренные зубы, резцы, клыки и "зубы мудрости" любых мыслящих существ, всех возрастов, оптом и в розницу по разумной цене со склада в Транкевилле и под заказ. Доставка в любую точку Империи".
Учитывая то, что творилось с его родными накануне, в день его возвращения из опасного путешествия, Мырыдхай решил не спорить с матерью и покорно отправился на консультацию к выбранному ею эскулапу.

- Та-а-ак… А что у нас здесь? - пробормотал некромант, засовывая обе руки по локоть в рот Мырыдхая. По крайней мере, так показалось измученному осмотром гоблину. - А здесь у нас… здесь у нас, мил друг, ка-та-стро-о-фа!
- М-м-м-ы-ы-м… - промычал Мырыдхай, чувствуя, что его сейчас вырвет от подобного обращения и, попытался вырваться из рук доктора.
- Ну, ладно, ладно… можете немного передохнуть, господин гоблин. Вот, прополощите рот, - войдя в положение клиента, сказал доктор Джинкс, милостиво протягивая гоблину стакан с какой-то розоватой жидкостью. - Сплёвывать можете туда.
Он указал на стоящую рядом с креслом ёмкость, один нечищеный вид которой вновь вызвал у Мырыдхая рвотные позывы.
Мырыдхай почувствовал, что рубашка, в которой он явился на приём, намокла от льющегося по телу пота. Ладони его также сделались влажными и, протянутый доктором, стакан выпал из трясущихся лап и, упав на пол, разбился.
- Ну и ну, - недовольно проворчал врач, - какие мы нежные… Небось, когда с зубами расставались, вели себя мужественно и инвентарь не портили.
Он достал из шкафа новый стакан, на этот раз железный и, немного подумав, плеснул в него простой воды, после чего протянул гоблину.
- Здоровые зубы - залог здоровья! - торжественно произнес он свой рекламный слоган. - А здоровье, господин гоблин, требует больших денег! То есть, я хотел сказать, оно требует от нас приложения больших сил. Сейчас Вы передохнёте, и мы продолжим.
- Ш… шкока эта… - прополоскав рот, попытался обратиться к доктору наш герой, с ужасом глядя на разложенные перед ним инструменты, среди которых выделялись массивные зловещего вида клещи.
Мырыдхай уже не рад был тому, что, поддавшись на уговоры матери, пришёл в этот кабинет. Затрапезный вид кабинета являл собой прямую противоположность красочному рекламному объявлению и яркой красотке, убеждавшей наивных гоблинов и прочих потенциальных клиентов доктора в том, что здоровые зубы - это вам не хухры-мухры, а прямо-таки ого-го!
Сам доктор, облачённый в полинялый костюм, чей поношенный вид не мог скрыть, даже слегка помятый и давно не стираный халат, тоже не произвёл на Мырыдхая благоприятного впечатления, и особого доверия клиенту не внушил. Нечёсаные, длинные, наполовину поседевшие волосы господина Джинкса, не лишённые налёта перхоти, видимо, в гигиенических целях были завязаны в хвост, а под обкусанными ногтями виднелись следы застарелой грязи.
- Сколько денег я с Вас возьму? Во сколько Вам обойдутся новые зубы? - неожиданно оживился врач. - Это, господин гоблин, зависит от того насколько серьёзно Вы относитесь к своему здоровью. Хотя мы ещё и не закончили осмотр, ситуация в целом ясна. У Вас не хватает девяти зубов.
"Это я и без тебя знаю!" - подумал Мырыдхай, чувствуя растущее раздражение и косясь на стоящие слева от него полки, на которых располагались черепа разных существ. Все они были выставленные на кошмарной экспозиции с широко раздвинутыми челюстями, гордо демонстрируя всем желающим полный набор здоровых белоснежных зубов. В центре экспозиции находился огромный череп совершенно жуткого вида.
- Счастливчик! - восторженно воскликнул доктор Джинкс, проследив направление взгляда клиента. - Вот Вам образец правильного отношения к своим зубам. Повезло ему, этому огру! Когда я нашёл его труп, а это было ещё в одной из первых моих экспедиций, меня поразил тот факт, что всё тело переломано, ни одной целой кости не осталось - он, видимо, пьяный в ущелье свалился. Но вот зубы! Все на месте и все в прекрасном состоянии! Если так, до последнего вздоха, следить за зубами, то и денег на лечение тратить не придётся.
"Да он, похоже, ненормальный! Куда я попал?! - с ужасом и тоской подумал Мырыдхай. - Ну, маманя! Сколько раз говорил тебе, не верь рекламным объявлениям!"
Доктор же расценил реакцию гоблина по-своему и, присев на край столика с инструментом, доверительным тоном проговорил:
- Да, я не какой-то варварский зубодёр, я - учёный! Я, если хотите знать, учёный-некромант в четвёртом поколении. Зубы для меня лишь средство, дающее возможность заниматься наукой. Знаете ли Вы, что мои первые зомби до сих пор трудятся на чьё-то благо в разных уголках Империи? Ну, конечно, приходится их периодически обслуживать, так сказать…. Хех! Да что такое Ваши зубы и Ваши деньги по сравнению с познанием секрета вечной жизни?
- Деньги, деньги… - всё больше возбуждаясь, повысил голос доктор. - Все только о них и думают. Приходят сюда, а в голове только одна мысль - "сколько с меня сдерут?" А я Вам скажу! Это зависит от того, насколько хорошо Вы к себе относитесь. Если хорошо, то Вы захотите сделать себе такие зубы, которые всю жизнь прослужат Вам верой и правдой. Вы мне скажите: "Доктор Джинкс! Подберите мне лучший материал, самый свежий и без следов кариеса, зубного налета и прочей гадости". А если Вы…
- Э! Фы што?! - прервал пламенную речь стоматолога рык ошалевшего от всего услышанного Мырыдхая. - Фы што? Хотыте мне шупы какохо-то пахойника фштафить?!
- А кого же ещё? - удивился в свою очередь доктор. - У Вас что, донор есть на примете, который Вам свои зубы продаст?! Я, знаете ли, серьёзный, уважаемый специалист, а не какой-то, прости Господи, эльф-шарлатан! Только эти собаки ушастые, вместо настоящих зубов, поделки, чёрт знает из какого материала, вставляют. У нас же всё по-честному. Нужны зубы? Получите! Настоящие зубы!!
- Вам, кстати, повезло, - немного успокоившись и поигрывая, взятыми со стола, клещами, добавил доктор Джинкс, глядя на, потерявшего от ужаса дар речи, гоблина. - Коренные зубы не пострадали, так что можно будет сделать Вам хороший надежный мост, и состояние Вашей пас… Вашего рта будет вызывать зависть у всех Ваших знакомых.
- Халашо, я па-па-тумайу, - промямлил Мырыдхай, с трудом выбираясь из кресла.
Он представил себе, как у него во рту бригада маленьких некромантов возводит ажурный мост, наподобие знаменитого Императорского моста и понял, что если он немедленно не покинет кабинет доктора Джинкса, то навсегда распрощается со своим рассудком.
- Подумайте, подумайте, - милостиво согласился доктор, - с Вас пять золотых.
- Са што? - удивился Мырыдхай, зная, что на пять золотых империалов крестьянская семья могла прожить целый год.
- Как это за что? - в свою очередь удивился доктор. - За осмотр и консультацию, конечно.
- Тах ф лехламе хафарилош, шта консулташыя у Фас песплатныя, - попытался возразить гоблин, поражённый столь неслыханной наглостью.
- Правильно, она и есть бесплатная, - устало подтвердил стоматолог. - Когда будем делать мост, эта сумма Вам зачтётся.
- А-а-а-а… фсе панятна, - протянул Мырыдхай, отсчитывая деньги. - Шпасипа, токтол, плашайте.
- До свидания, господин гоблин. Не затягивайте с лечением. Мост - дело серьёзное!
Покинув на слегка дрожащих ногах кабинет учёного стоматолога, Мырыдхай в который раз подивился наивности своих соплеменников и поклялся себе, что его нога никогда больше не переступит порог этого кабинета, и ни одного рекламное объявление не заставит его вновь почувствовать себя дураком.

Вы, конечно, мне не поверили. Думаете, что я всё это придумал и что таких врачей не бывает? Конечно, Вы ведь не гоблины и не попадаетесь на рекламные трюки. Я за вас рад! Молодцы! Только, верите вы мне или нет, а всё так и было. Всё точно записано со слов Мырыдхая. Клянусь!


Глава 2.

Очутившись на улице, Мырыдхай взглянул на, дожидавшихся его возле колесницы, охранников и усмехнулся. Господин Несогласенподыхай, озабоченный долгим отсутствием сына и, в ещё большей степени, измученный причитаниями супруги, отчаявшейся увидеть любимое чадо живым и здоровым, запретил Мырыдхаю покидать дом без охраны и приказал в ближайшее время передвигаться по городу исключительно на колеснице. Не малую роль в принятии подобного решения сыграл, очевидно, тот факт, что родитель нашего героя опасался возможных последствий своего участия в разработанной эльфами операции.
Мырыдхай стоял у подъезда, наслаждаясь тёплым летним ветерком, обдувающим его разгорячённое и вспотевшее тело. Улыбаясь, он с интересом поглядывал по сторонам, подмечая, обращённые в его сторону, косые взгляды редких прохожих.
"Да, без зубов - это не жизнь. Так и будут пялиться все кому не лень, - подумал он. - Принимают меня за какого-то…"
- Вот, бандитские морды! Совсем обнаглели! Накупили себе колесниц и разъезжают по городу, словно императоры какие-то, - с неожиданной злобой прошипела себе под нос проходившая мимо Мырыдхая небогато одетая старуха, однако гоблин, обладавший, как и все его соплеменники, отличным слухом прекрасно всё расслышал.
"И за что они так нас не любят?" - с досадой подумал он. Настроение было безнадёжно испорчено.
В воздухе вообще ощущалось непривычное для Транкевилля напряжение. Казалось, что за время его отсутствия что-то произошло или вот-вот должно было произойти. А, может быть, просто день с самого начала не задался и обычная обстановка воспринималась в дурном свете.
Мырыдхай досадливо крякнул, думая, чем бы ему заняться. Приближалось время обеда, но ехать домой ему совершенно не хотелось. До вечера, когда он по распоряжению отца должен был находиться в особняке, чтобы принять участие в назначенной на семь часов встрече с важными гостями, было ещё далеко. Поразмыслив немного, гоблин решил отправиться к своему приятелю Спилилелю. Мырыдхай прикинул, что он как раз успеет к обеду, а эльф, по мнению гоблина, наверняка обрадуется, если кто-то из друзей составит ему компанию.
"Отлично! - подумал гоблин. - Повар у него замечательный, да и соскучился я по эльфийской пище. Заодно узнаю последние новости. От наших только непроверенные сплетни услышишь, а эльфы точно знают что к чему… Хм, интересно, откликнулся ли кто-нибудь на моё объявление? Времени то много уже прошло. А папаня с меня точно не слезет, даже вчера эту тему не пропустил!"
Усаживаясь в колесницу и называя вознице адрес, он невольно припомнил подробности их, с Тырпырхаем, возвращения…

…Приближаясь к последнему, лежащему на их пути, городку автономии Тырпырхай приказал остановиться и сбить с карет украшавшие их гербы покойного барона Шприца. Будучи существом осторожным, он предположил, что появление в столице ватаги гоблинов и огров, разъезжающих в рыцарских каретах, может вызвать обоснованное подозрение у властей. Поэтому на ближайшем постоялом дворе гоблины поменяли роскошные средства передвижения на невзрачные гоблинские повозки. Хозяин двора не стал задавать лишних вопросов и с радостью согласился на выгодный обмен. Так что, в Транкевилль они въехали, не привлекая ненужного внимания и, к вечеру, благополучно добрались до особняка господина Несогласенподыхая.
Семья как раз закончила ужин и домочадцы, в подавленном настроении, вызванном пропажей наследника, покидали гостиную, когда в вестибюле особняка раздался непривычный шум и, вслед за бегущим с докладом мажордомом, показалась целая группа гоблинов весьма разбойничьего вида.
- Мырыдхай! - воскликнула госпожа Несогласенподыхай, падая в обморок.
- Мырыдхай! - радостно воскликнул Перебухай, бросаясь к старшему брату.
- Кхе-кхе-кхе, - удивлённо прокашлял стоявший на пути прибывших Проглот, не успевший разобраться в своих чувствах и думавший лишь о том, как не оказаться раздавленным этими, стремительно надвигающимися на него, дурно пахнущими после длительного путешествия, существами.
- Плифет, блатышка! Как я лат тепя фитеть! - сжимая Перебухая в объятиях, улыбнулся Мырдыхай. - Фсё холошо, я фелнулса.
Отпустив опешившего брата, Мырыдхай схватил Проглота и от избытка чувств поцеловал его прямо в уродливую морду.
- Ах, ты, мой холоший, пелфый плипешал фстлешать Мылытхая. Фот, какая умнитса! - рассмеялся Мырыдхай, ставя миниптеродактеля на пол.
Проглот, также, как и Перебухай, не привыкший к подобным нежностям со стороны гоблина, ошарашено попятился назад, уступая место главе семейства.
- Мырыдхай, сукин сын! Прибью, поддонок! - зарычал господин Несогласенподыхай, бросаясь к сыну. - Я же запретил тебе…
Он, на мгновенье запнулся, сообразив, что рассказывать непосвящённым в истинную причину отсутствия Мырыдхая родственникам и слугам ничего нельзя.
Воспользовавшись заминкой, Мырыдхай спрятался за спину, стоявшего позади него Тырпырхая.
- Привет! - захохотал Тырпырхай. - Узнаю старшего брата. Отличный приём ты нам оказал, прямо-таки королевский!
- Привет, Тырпырхай, рад тебя видеть, - несколько сконфуженно отозвался отец Мырыдхая, на лице которого попеременно отражались противоречивые чувства - от облегчения и радости до тревоги и гнева.
- Надеюсь, всё в порядке? - с нажимом спросил он, пожимая лапу Тырпырхая и пристально глядя в глаза своего рослого брата.
- Все тип-топ, братишка, не дрейфь, - усмехнулся Тырпырхай, похлопав огромной лапой по портфелю с бумагами.
- Хорошо, - вздохнул с облегчением тот, раздумывая как бы добраться до ослушивавшегося его распоряжений первенца.
- Не трогай мальчишку, брат, он ни в чём не виноват, - усмехнулся Тырпырхай, быстро смекнувший, что к чему. - Если хочешь, бей меня, это я его взял с собой. Он упирался, хотел возвратиться домой, но я решил, что со мной ему будет безопаснее.
- Нечихай, приведи даму в чувство, обратился он к стоящему за спиной лекарю, видя, что брат не обращает внимания на потерявшую сознание супругу.
- Ах, да… - пробормотал господин Несогласенподыхай, - надо как-то её… того…
Тем временем, лекарь уже очутился рядом с матерью Мырыдхая и приводил её в чувство, хлопая по щекам и давая нюхать какую-то жидкость из, извлечённого из мешка со знахарскими принадлежностями, флакона.
Вскоре госпожа Несогласенподыхай очнулась и, обняв, подбежавшего к ней, Мырыдхая, стала его целовать, громко рыдая и что-то причитая.
- Кстати, старший твой - молодец! Вёл себя, как настоящий герой! Можешь им гордиться, - сказал брату Тырпырхай.
- Да? Хорошо… потом расскажешь, - ответил отец Мырыдхая, покосившись на, стоящего с открытым ртом, Перебухая.
- Давай бумаги, - протянул он лапу к портфелю.
- Знаешь, брат, пусть они пока побудут у меня, - произнёс Тырпырхай, убирая портфель за спину, - всё-таки я не только о себе должен думать, но и о братве. А это наша единственная гарантия. Мы, пока вся эта история не закончится, и пока я свой дом в порядок не приведу, у тебя поживём. Ты, надеюсь, не возражаешь? Так что бумаги будут постоянно находиться в твоём доме и под надежной охраной.
- Ладно, пусть будет так, - немного подумав, согласился господин Несогласенподыхай. - Конечно оставайтесь, место для вас найдётся. Вы это… давайте-ка, в порядок себя приведите, помойтесь, что ли. А-то воняете, как тролли какие-то. Потом поедите и расскажите, что и как…
- Да, и одежду вам сейчас подберём нормальную, - добавил он, покосившись на Нерыгая и прочих спутников брата, щеголявших в тех же нарядах, в которых они красовались на прощальном ужине в замке барона Шприца.
- Давай, братишка, командуй, мы не возражаем, - рассмеялся Тырпырхай.
- Я сейчас распоряжусь насчёт вас и пойду в кабинет, свяжусь кое с кем. Нужно поскорее закончить это дело, а то… мало ли что… - произнёс старший гоблин, вновь приобретая привычный уверенный тон и деловые манеры.
Поздно вечером, когда прочие прибывшие гости привели себя в порядок, плотно подкрепились и отправились отдыхать, Тырпырхай с Мырыдхаем отправились в кабинет владельца особняка, где и поведали ему во всех красочных подробностях о своих приключениях.
Рассказ был выслушан с большим вниманием и, к тому моменту как повествование завершилось, отец окончательно сменил гнев на милость и стал посматривать на Мырыдхая с гордостью и даже некоторой, не свойственной ему прежде, нежностью. Кульминацией отчёта о проделанной работе явилась демонстрация трофеев, захваченных Мырыдхаем во время похода.
Сам Мырыдхай до этого и не подозревал об их существовании. Он привёз с собой лишь несколько не особенно ценных сувениров. Поэтому наследник с трудом сдержал удивление, когда Тырпырхай вывалил на стол целую груду драгоценностей. Это была ровно треть того, что содержалось в том самом мешке, который пытался спасти барон Шприц вместе с компроматом на эльфов. Тырпырхай, как оказалось, разделил богатства покойного барона на три равные части. Одну взял себе, вторую отдал сразившему барона Нерыгаю, а третью оставил племяннику.
- Да, сынок, думаю, что в смысле трофеев ты даже меня переплюнул! - восхищённо проговорил отец, разглядывая превосходные ювелирные изделия, лежавшие грудой на его столе. - Теперь ты настоящий гоблин! Давай, скорее, вставляй новые зубы и определяйся, наконец, с невестой. Время твоё истекает. С учётом твоих подвигов, могу дать тебе небольшую отсрочку. Скажем, недели две - три, максимум месяц. Тырпырхай, готовься. Скоро будем у этого обормота на свадьбе гулять!
- Всегда готов повеселиться, - засмеялся Тырпырхай, подмигивая племяннику.
- Ну, а что с нашими делами? - уже серьёзным тоном спросил он брата. - Ты уже переговорил со своими таинственными заказчиками или ещё нет?
- Ах, да! - воскликнул господин Несогласенподыхай. - Всё улажено. Завтра вечером, в семь часов, к нам прибудут важные гости. Сказали, чтобы вы с Мырыдхаем присутствовали при разговоре. Так что, ради Древних Огров, будьте в это время дома!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 1 час


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB