"Палуба Б-12"./роман.часть 1.глава 1-5/

Творчество участников форума в прозе, мнения и обсуждения

Модератор: K.H.Hynta

Ответить
Аватара пользователя
nikto21-2
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 16 янв 2011, 12:28

"Палуба Б-12"./роман.часть 1.глава 1-5/

Сообщение nikto21-2 » 17 мар 2018, 16:44

Глава 1-5.

Глава 1.

Приближалась процедура инициации. Нас готовили к ней целый год. Мальчиков отдельно от девочек. Сложный ритуал, который сопровождался музыкой, танцами и цитированием "Писания". В роли "Писания" выступала не та древняя книга, на которую молились до вылета Корабля с орбиты Луны, а придуманная уже на борту за длительный процесс полёта к звезде Центавре. Год был уже не от Рождества, а от начала этого Полёта. Основу управления составляли адепты секты Пилотов. У них была своя собственная непонятная для всех религия. Немногим меньше значения отводилась техническим сотрудникам. Туда входили бортинженеры, стюарды/или стюардессы/, помощники данных профессий. И низшей кастой считались Пассажиры и обслуживающий Персонал. У каждого из них была своя священная книга, свой кодекс поведения и прочее. Разделение начиналось с детства, и проводилась по наследству.
Низшей касте отводилась роль обслуживания инфосистем корабля на техническом уровне. Тут надо было досконально знать всю электрику, механику, электронику, системы наблюдения за поверхностью корабля и прочие промыслы, которые никому постороннему не скажут ничего вообще. Фактически, уже с рождения было известно, кем будет работать сотрудник, какие ему понадобятся книги и материалы. Так как деревья на корабле не росли (за небольшим исключением) книги и другие информационные материалы были напечатаны на многократно переработанной макулатуре. До процедуры инициации и мальчики и девочки были вместе и не разделялись. После инициации они могли проводить сообща время только на танцах да в кинозале. Все жители корабля привыкли к этому, и эксцессов не было.
Здесь следует заметить, что в отдельную группу были выделены лица, по тем или иным причинам не смогшие занять определённую должность, для которой собственно и родились-то. В эту касту входили разного рода инвалиды, люди с психическими или иными нарушениями, а так же не прошедшие подготовку к работе. Некоторые из детей просто не были способны выполнять ту или иную работу и им отводилась скромная роль Наблюдателей. Они должны были следить за имуществом и гражданами. Потом уже этот клан тоже выработал свою собственную религию и кодекс, но об этом было запрещено говорить.
Помалкивали о многом. По большей части население было демократически устроено, можно было читать любые книги и писать, что душе вздумается. Однако, случались и инциденты. На корабле, недаром названном "Вавилон", случались случаи насильственного стирания памяти, а ещё хуже - внушения под гипнозом страдания. По этой схеме многие граждане не знали, где находятся и практически были нахлебниками. До восстания Моравы /служил в секте стюардов/ этих лишних граждан кормили, и охраняли до конца дней. Но восстание уравняло касту с преступниками и их стали потихонечку отправлять на тот свет, если не было обнаружено ни единой полезной для членов экипажа и сотрудников всех зарегистрированных сект способностей. Если способностей не было - гражданина вешали, а труп бросали в переработку. Фактически, все производственные циклы были сделаны на многократную переработку отходов.
Так же была секта исповедников. Она занималась тем, что принимала в своих довольно красивых храмах представителей всех сект. Представителям тоже ведь хотелось просто всплакнуть, осудить, или просто обсудить какую-то информацию. После процедуры работы с явившимся гражданином, память сектанта стиралась и это избавляло корабль от многих проблем.
Но в данном произведении я не собираюсь рассказывать читателям о сектах на "Вавилоне". Я был лишь скромным представителем секты механиков и имел в своём распоряжении немногие разрешённые к чтению книги и разрешённые к просмотру видеоматериалы. Учился в общественной школе, редко по выходным посещал храм и часто смотрел в иллюминатор. Звёзды представляли из себя длинные полосы, которые моргали как на рождественской ёлке гирлянды и было очень тихо. Практически радио работало круглосуточно, но его можно было отключать. Так как музыку и тексты писали какие-то компьютерные программы, как и материалы в местную газету, а так же новые романы, нас не загружали сложными для понимания вещами. Мы не знали ни философии как таковой, ни музыкальной грамоты, ни прочих забот внерабочего характера. Конечно, иногда многие создавали и свои собственные шедевры, но по большей части это было отвлечённое повествование об известном нам корабле и известных нам лицах. Если центральный компьютер находил в новом тексте какие-либо любопытные вещи, этот текст сохраняли.
Секта пассажиров тоже исполняла некоторые обязанности технического характера.
Здесь я и подхожу к странным событиям, которые произвели неизгладимые впечатления на участников и свидетелей.
Процедура инициации была заключена в сдаче всех экзаменов, посещения храма своей секты и песне в общем хоре на радость публике. Потом были выпивка (в разрешённых пределах) и танцы. Таким образом, жили наши отцы и прадеды, и прабабушки с прадедушками. Секту пилотов мы никогда не видели и видеть не могли. Они находились вообще на другой палубе. У нас была палуба Б-12,население на которой было около миллиона да и то приблизительно, нам эти сведения не были нужны. Это была обыкновенная ничем не примечательная палуба со своим храмами, магазинами, телевиденьем и радио, газетами и журналами. С другими палубами связь была только у секты связистов, и эта проблема никого не волновала. Все люди жили простенькой жизнью, со своими маленькими радостями и заботами. Корабль плыл среди звёзд, и ничего не было там свято, как спокойствие и ежедневное счастье существование в жестоких условиях. Сколько всего было палуб - никто похоже не интересовался. Такой вот циничный подход ко всему - нужно тебе знание или нет, решали наверху высшие силы, которых и жителей-то не видели. По телику и по сети показывали клонов или роботов, которые играли и изображали либо старые тексты, либо что-то новое.
Родители мои оба были живы и здоровы, и жизнь моя до инициации протекала спокойно и без эксцессов. Была правда одна маленькая проблемка. Я был влюблён в девочку из параллельного класса. Звали её Галина, и она была для меня принцессой этого корабля. Всегда красиво одета, со стильной причёской, улыбалась во все 32 зуба белоснежной улыбкой. Она знала, что мне нравится и никак это не принимала к сердцу. Впереди у неё была секта бухгалтеров, и она ждала с нетерпением свою процедуру инициации, что бы наконец вырваться из того круга, который уже успел ей осточертеть. Но потом случилось несчастье. Оба её родители погибли от взрыва бытового газа. Галя потускнела, перестала улыбаться. Её отвели к врачам и те провели для неё какую-то процедуру. Она опять стала улыбаться и светится изнутри, но это уже была не та Галя, которую я любил. Это была фарфоровая кукла с нарисованными волосами и слишком аляповатым костюмом. Её перевели в секту наблюдателей, и это было практически позором. На неё нельзя стало глядеть, так она опустилась для окружающих. Моя любовь накрылась медным тазом.
Собственно, переходим к странным событиям.
Я копался в общественной библиотеке, когда ко мне подошёл Мишка Коновалов, мой одноклассник. Он был классным парнем, всегда помогал мне готовиться к контрольным и мы были закадычными друзьями. Он шлёпнул своей ладонью мне по плечу и на ухо шепнул кодовую фразу "шестой стул". Я всё понял без слов. Мы много вместе проводили времени, и вот он был готов со мной на очередное Приключение. За шестым стулом обычно подразумевался стол, никем из читателей не занятый и именно за ним мне предстояло услышать подробности будущего Приключения, которое явно не одобрили бы другие одноклассники и естественно наши родители. Я сдал книги, которые брал на прочтении, взглядом пошарил по аудитории и нашёл Мишку у стены с летописями. Там как обычно было пусто (они никому даром не были нужны) и проследовал к нему. Тот скрытно сделал силовое поле, дабы нас не прослушивали посторонние и проверив его на работоспособность, достал из внутреннего кармана пиджака какую-то стеклянную капсулу.
-Что это?- Спросил я.
-Никогда не поверишь! Я нашёл данную штуковину запрятанной за шкафом одной из комнат, откуда выселили семью низшей секты за неуплату. Семья мне не известна, но она явно не имеет ничего общего с этой штуковиной.
-Прекрасно. И зачем она нам?- Сухо спросил его я, вертя капсулу в руках.
-Я тут посмотрел в компьютерной базе данных, эта штуковина в Прошлом использовалась для хранения важной информации. Есть даже существующий в реале предмет для неё просмотра и, если там что-то звуковое, прослушивания.
-И где этот проигрыватель находится?
-В кабинете наблюдателя нашей палубы.
-Классно, и как нам туда попасть, ключей-то у тебя нету?! И у меня, если ты не знаешь, никогда их не было!
-Ключи нам не понадобятся. Есть воздушный шлюз охлаждения помещений и снабжения их питательным кислородом. Можно попасть через него. Я думаю это будет захватывающим Приключением.
-О.кей, но если нас поймают, я свалю вину на тебя.
-Класс, порешили.- Он пожал мне руку, хлопнул другой ладонью по плечу и мы расстались. Он стал готовиться к мероприятию, а я - штудировать материалы для экзамена. Через неделю он припёрся ко мне с рюкзаком и фонариком на голове.
Так началась наша опасная миссия. Мы зашли в один из технических коридоров, достали ключи для снятия панелей с потолка, выкрутили четыре болта и залезли в открытый прямоугольный шлюз. Фонарики мы включили заранее и тихо поползли по воздушному каналу, ориентируясь по заранее припасённой карте Мишки. Тот ничего не боялся, а я боялся, как бы какая-нибудь живность не вылезла из одного из каналов. Ходили слухи, что там обитали всякие гадины, которые давно мутировали из своих малых размеров в что-то большое и краважадное. Нас даже родители этой чепухой пугали в Детстве, что бы мы не лезли куда попадя при игре в прятки. Поэтому на душе скребли кошки и я трясса от страха при очередном повороте в неизвестно мне прямоугольном и длинном коридоре. Дорога скоро кончилась благополучно. Над кабинетом было не холодно и не жарко благодаря хорошей вентиляции, и мы вылезли напару, предварительно срезав болты специальным суставом "жидкая резка".
-Ты бывал здесь раньше?- Спросил я Мишку, охлопывая пыль со своей одежды.
-Неа, а ты?
-Сдурел что ли? Даже близко не подходил!- Взял в руку фонарик и стал шарить им по стенам и полкам.- Ну и где этот чёртов проигрыватель?
-Щас, подожди, посмотрю у себя. Его однажды сфоткали, как предмет редкостного исскуства и берегли как зеницу ока.- Мишка достал какую-то штуковину и включил её. Это была плоская как блин информационная панель. Пошарив по файлам памяти он нашёл нужную фотографию и стал внимательно разглядывать снимок.- Она стоит во внутреннем отделе, на дверце специальный символ.
-Ты не боишься, что нас поймают?
-А что боятся? Скажем, что готовились к инициации, да и всё. Мы же мелкие ещё, что нам будет.
-Мне бы твоё спокойствие.- Ответил я и стал с фонариком осматривать каждый шкафчик. На одном я увидел странный белый символ, как будто у магнитофона древнего ещё поколения. Я, как будущий техник, видел такие обозначения ещё в школе на одном из уроков.- Этот что ли?
Мишка посмотрел, и радостно потерев ладони, полез открывать. На полочке стояло весьма странное устройство, наподобие радиолы, но только явно не для пластинок. Надо было информационный предмет поместить во внутренне отверстие на верхней части и наставить считыватель. Так как рядом лежали довольно удобные наушники с отдельными звеньями для каждого уха, мы могли оба слушать информацию. На передней панели этого жутковатого на вид устройства был информационный экран. Я вставил найденный Мишкой предмет (капсулу), сам Мишка настроил считывающее устройство и нажал кнопку воспроизведения.

Глава 2.

Храм секты механиков был набит до отказа. Присутствовали старейшины, родители, дети, журналисты и прочие. Всего насчитывалось человек 200 и роботов полсотни. Свет потушили, и началась театральная часть церемонии. На сцену вышли маленькие дети с сумками и различными рабочими инструментами. Они изображали работу для блага населения покинутой уже давно планеты. Но музыка сменилась. На сцене появились плохие люди с непонятными штуками, погода изменилась, и стал идти летом снег (его изображал пенопласт). Вылезла из-за кулис модель двухступенчатой ракеты и дети с инструментами залезли в неё все. Затем схематично изобразили взлет с Земли и полёт в космос. Было прекрасное хоровое пение, звёзды, вырезанные из фольги, висели по сторонам ракеты, и было очень даже интересно. Щёлкали затворы камер, телевидение вело специальную трансляцию для тех Посвящённых, которые сейчас были на работе и не могли принять участие в процедуре.
Постепенно ракета всё больше удалялась от Солнца и Земли и внутри неё тоже происходили изменения. На смену детям вылезли подростки в специальных костюмах. Слово скафандры было давно уже утеряно, и каждая секта называла этот предмет одежды по-разному. Играла неторопливая музыка и ракета раскрылась пополам. Стало видно, как участники всего полёта работают на благо ракеты и населяющих её человек и животных. В нашем секторе, а точнее на палубе Б-12,животных не было. Флора и фауна были простейшими - рыбки, птички да цветочные горшки на полу. Вот и всё из списка. Вот закружился хоровод из населяющих корабль людей и открылась внизу прекрасная страна. Сквозь облака были видны моря и океаны, реки и континенты. Все зааплодировали, зал встал, и торжественное троекратное ура сотрясло храм.
Затем была короткая передышка, во время которой надо было переодеться и немного поесть. Процедура инициации хоть и была короткой, но сил уходило много из-за нервов и всеобщего счастья. На сцене сменили декорации, и теперь там был амфитеатр. Прозвонил звонок и все зрители заняли свои места. На сцене в амфитеатре находились старейшины племени и глава секты. Он произнес торжественную речь, и началось вручение именных кубков для каждого Выпускника. Каждого вызывали по фамилии и под грохот аплодисментов вручали кубок и вверенную грамоту. Выпускники произносили клятву верности и чести, занимали место в зале. Прошёл наверно час, пока все выпускники смогли пройти через зал под аплодисменты зрителей и участников. Затем произошла церемония прощания с теми, кто покинул корабль и в частности нашу палубу и отправились в вечность. Список был небольшой, весь зал стоя молился за души умерших, звучала печальная до слёз музыка.
Зазвучал гонг. Процедура закончилась. Все мы, выпускники, вышли на поверхность палубы молодыми и как никогда счастливыми. Никогда ещё в моей, да и их общей жизни, не было момента столь печального и трагического одновременно. Мы обнимали друг друга и поздравляли с выпуском и инициацией. Уже через неделю коротких каникул мне и им всем предстояло встать на пост. Так как в других храмах остальных сект тоже прошли подобные церемонии, город нашей палубы наполнился пёстрым нарядом выпускников в специальных нарядах каждой секты по отдельности. В местных барах бесплатно выдавали горячительное (в разумных пределах) и все участники не сомкнули глаз до утра.
Но меня, кроме инициации, волновал ещё один пункт. После просмотренного видеофайла, я с Мишкой больше не виделся, лишь мельком. Мы тогда молча залезли в шахту вентиляционной камеры и отправились в гнетущем молчании домой. Мы много не понимали, были обычными работягами, и нам как ушат на голову пролилась информация о том, что на корабле сложилась патовая обстановка. Верхи больше не могли управлять, а низы не хотели подчиняться. И, более того, по всем известным данным выходило, что данная ситуация циклична и повторяется на корабле уже не в первый раз.
В файле какая-то неизвестная женщина преклонного возраста быстро и внятно и как будто чего-то боясь, рассказала о том, что на корабле в который уже раз случилась невидимая революция. Секта пилотов начала опять создавать мыльный финансовый пузырь для собственного обогащения, а в низах устремилась взяла вверх идеология свободной любви и свободной от законов жизни.
"Как мы ни старались, чего только не предпринимали,- Говорила эта женщина- но каждый раз выходило одно. Одни хотели больше денег, а другие больше свободы. Мы уже и книжки-то все земные уничтожили и роботов-то перепрограммировали. Всё неудачно. И эта проблема глобального характера поднималась уже не первый раз. Мы стирали воспоминания о прошлых неудачах всеми методами, которыми могли, но жажда обогащения, быстрой наживы, и жажда свободной любви выходили из пустоты массового сознания и перед теми, кто управлял кораблём и наблюдал за всем происходящим. Стало ясно, что при нашем посещении новой для нас всех, живущих на корабле людей и роботов, планеты, мы не сможем составить политическую и финансовую платформу, которая гарантировала бы доступ всех живущих к полноправному образованию, пище, здравоохранению и вообще всех тех благ, которыми славится человеческое сообщество. Секта наблюдателей зашла в тупик. Не один и не два раза мы привлекали секту психологов и секту математиков к решению этой проблемы, и каждый раз вывод был однозначен. После высадки сформируется феодальный строй как минимум и рабовладельческий строй как максимум. Опыты наших биологов на одной из запасных палуб, которые держали на случай каких-либо катастроф внутри и снаружи корабля, показали, что люди, вышедшие из нашего сегодняшнего строя, не смогут составить конкурентную среду для себя и себеподобных. Это касалось случая как с терраформированием, так и без него. Уже сейчас в генетике жителей корабля произошли неоднозначные изменения, даже приём сильнодействующих препаратов и более-менее привлекательной еды из запасов и из тех продовольственных терасс, которые мы ведём на корабле, не смог предотвратить изменения в психологии и физиологии граждан. Есть неоднозначные подозрения, что только фактор глубокой заморозки, который использовали на начальных процессах заселения корабля, смог оставить в целостности и сохранности некоторые достойные заселения личности. Но это капля в море. У нас миллионы живых и думающих существ. Как им объяснить ,что полёт для них можно не осуществлять, а их деятельность можно заменить уже придуманными нами технологическими роботами. Мы пытаемся остановить прогресс и просто эволюцию, но нам это не удастся. Где-то что-то не сойдётся, и всё, весь полёт и вычисления полетят к чёрту. Мы не знаем, как предотвратить мятеж, который рано или поздно возникнет сам по себе, без какого-либо вмешательства сект управленцев и сект наблюдателей. Фактически, уже сейчас можно оставить людей неграмотными, усыпить их и положить в камеры тихого обогащения и ни о чём больше не заботится. Но за бортом окажутся сотни профессионалов своего дела. Как тут обозначить узкую границу того, нужны они или нет? Мы не сможем занести в компьютеры все данные, которые профессионалам нужны для своей работы.
Таким образом, у нас дохрена проблем, и никто не собирается их как-то решать. Управление зашло в своих расчётах в тупик. К планете для будущего заселения прилетит уже не то человечество, которое вылетело ,а те, кто остались в живых и не мутировали, неспособны будут построить нормально функционирующий ареал для своего проживания. Это будут мутанты и политическая система будет, скорее всего, начальных этапов существования людей в той же Африке. Всё надо будет начинать с нуля. И фактически эта проблема заставит задуматься тех, кто всё это решил и составил на бумаге и ввёл в бортовой компьютер. После того, как замороженные проснутся, они совершенно ничего не поймут в том, что происходит вне их зоны понимания. Прогресс не стоит на месте. Жители уже изобрели силовые поля, мнемонические дневники, спекулятивные резонансные потоки инфосред и вообще кучу предметов, о которых даже не подозревают основное количество племён и сект. Секта наблюдателей тщательно сортирует подаваемую на палубы информацию и не допускает её утечек.
Но мне пора. Могут заподозрить неладное, и отправить инспекторов по моему отсеку. Оставляю данный файл в размноженном мною количестве на различных палубах, дабы осталась крупица моего знания об окружающем меня мире».
В результате прослушивания этих размышлений мы с Мишкой пришли к одному и тому же выводу. Надо было что-то делать, но что и где - не ясно. Надо было с кем-то консультироваться, но тоже не ясно с кем вообще эту тему можно было затронуть и обозначить в разговоре. Могут возникнуть отрицательные для нашей биографии разговоры, а это было совершенно нам с Мишкой не нужно. Короче, мы зашли в тупик и тупик этот был глобальным. Стоя около иллюминатора, я глядел на звёзды, и они были уже не так красивы, как в прошлый раз. Жестокие и циничные, они разрывали нашу реальность на До и После. А между был мой Корабль, в котором я родился, живу и, надеюсь, умру, как все достойные из племени. Впереди было много решений и поступков и надо было как-то что-то начинать.
Я отвернулся от иллюминатора и пошёл к дому Миши. В голове моей созрел план, и я приступил к его исполнению.

Глава 3.


Мишка жил на другой стороне города. Мысли мои лихорадочно носились в голове и я думал о том, как ему правильно всё рассказать. Город после праздника, казалось, вышел весь на улицу. По палубе сновала молодёжь в новых костюмах. Так как одежда из натуральных материалов была слишком дорогой, её напыляли в специальных комнатах прямо на тело, потом охлаждали и носили, не стирая неделю. Она была не маркая, не липла к телу и облегающая. Постоянное кондиционирование создавало эффект постоянного лета и из-за этого не нужны были сложные костюмы, которые носили в прошлом. Когда появлялись первые дырочки, их не зашивали, а просто бросали в специальные корзины, установленные на улицах, и эту одежду каким-то образом опять превращали в сырьё для фабрик и заводов, выпускающих эти странные платья на неделю. Стирать что либо вообще было делом не выгодным. Всё, что можно, делали из вторсырья. Освежители воздуха вообще были такие странные твёрдые субстанции наподобие сыра, их вешали на потолок или стену и эта штуковина висела там до стадии полного исчезновения.
Путь мой пролегал через центральную улицу. Площадей в городе не было, и были одни улицы. Это объяснялось просто - палуба Б-12 находилась у кромки с космосом. Другую крайнюю часть она делила с кораблём. Дома у края стоили дорого, так как там были иллюминаторы с видами на проплывающие звёзды. Дома у стены были самыми дешёвыми и, как правило, занимались чернью. Теми, кто занимались самой грязной и малооплачиваемой работой. Деньги за выполнение своих профессиональных функций выдавали сразу на карты, так что как таковые они не существовали. Было множество различных вариантов их передачи от одного лица к другому - тут и разного рода чипы, так же были бесконтактные менялки в специальных аппаратах на Биржевой улице. Так что никто не видел денег с рождения до смерти. Цены были не такими уж маленькими, но специалистам высшей категории являлось большинство населения. Нищих и прочих грязных пороков общества, не существовало.
Наблюдатели контролировали полицию и прочие органы госбезопасности. Всюду стояли камеры слежения и так же стояли кнопки на стенах. В случае обнаружения кражи, трупа и вообще чего-то подозрительного и криминального первый же очевидец или участник бежал к этой кнопке и нажимал её. Сразу же, как из-под земли, появлялись охранники и окружали место происшествия специально настроенным силовым полем. Сквозь него могли пройти только люди и роботы из секты наблюдателей. Как таковая секта наблюдателей редко себя проявляла. Это была отдельная и широко известная закрытая тема.
Ресурсов как таковых на корабле было много. Наша палуба производила в основном недорогие химические материалы из поставляемых из других отсеков, секторов и бортов реагентов. Была служба осмотра внешней обшивки корабля, слежения правильности курса. Было множество служб обеспечения правильности выдачи средств и обеспечения финансовой грамотности. Биржи как таковой не было. Была биржа труда, но это не в счёт. Безработицы как таковой не было. Все были при работе, обуты и одеты, имели образование, и какой-либо из видов жилья. Все секты имели обозначения в одежде и даже специальный её вид при нахождении на должности. Практически, мы все с детства имели возможность видеть представителей сект по разной её маркировке и могли с закрытыми глазами по нашивкам определить, из какой секты человек или робот и за что он отвечает или делает или производит.
Общественный транспорт был представлен в виде трамвая и электроавтобусов. Они сновали по центральным улицам и перевозили граждан от одного края города до другого. Но они всегда были полными, так что каждый старался получить первым делом либо велосипед или на худой случай какое-нибудь средство передвижения. Множество колёсных средств малой формы было изобретено на корабле, но они были слишком дороги для тех, кто только вчера «вылупился из гнезда» (это была такая идиома).Мы все кому-то служили, имели знаки отличия секты принадлежности и вообще это было очень разношерстная публика. Практически все секты имели свои СМИ и таком образом поддерживалась каста и деление на Своих и Чужих. В местном театре даже представления делились на "те, кому состоит в обществе таком-то и таком-то".
Уже стемнело по часам, висящим над улицами, когда я подошёл к дому Мишки. Это было типичное двухэтажное строение из полимерных лёгких материалов многоразового использования."Блочники"- так мы называли эти дома. В нижних квартирах уже горел свет, и я позвонил в звонок. Вышла известная мне старушенция и спросила, что надо. Я быстро спросил, где Мишка и что у меня к нему дела. Она почесала затылок и ответила, что тот, скорее всего, в местной библиотеке. Если я хочу, она сверится с его личным значком. Я согласился. Процедура была для всех бесплатна. У каждого жителя был значок, который он был обязан носить везде, где только находился и по нему можно было узнать где человек. Она подошла к небольшому терминалу на кухне и выбрала Мишку из списка проживающих в доме. Терминал что-то там пробубнил ей и она вышла на крыльцо. Смотря на выскочивший из терминала листок она посмотрела на меня и сказала, что Миша уже возвращается из библиотеки и его просто надо подождать. Я сел на скамейку у подъезда и стал смотреть на публику местного района.
Как таковые телефоны существовали. но потом их почему-то отменили. Я не знал причины и мог только догадываться. Ходили неоднозначные сплетни, что телефоны произвели на свет какой-то ужас, с которым не могли справиться учёные и из-за этого эту технологию прикрыли. Телефоны можно было увидеть в местном музее, где я был-то разу два за жизнь, да и то в рамках школьной экскурсии. Мне не очень нравились все эти скелеты и бумажные книги. Книги давно стали одноразовыми и просто делались материалом для макулатуры на следующий день после прочтения.
Наконец я увидел спешащего домой Мишку и сказал ему, что у меня есть идея. Тот ответил, что у него тоже. Мы вдвоём заскочили на лестницу, ведущую на второй этаж, и быстро оказались в его комнате. Та была увешана картинками из разрешённых комиксов и мультиков. Тут и кролик-шериф и медведь-изобретатель, а про крошку Маппетса в роли космонавта и говорить не приходилось. Он зажёг свет в комнате и быстро закрыв занавески плюхнулся на кровать, в которой мы все проводили до трети суток. В его распоряжении была квартира до прихода матери с отцом. Из библиотеки он принёс какие-то книжки, специально хранимые в нескольких экземпляров. Я взял одну из них."Устройство нижнего мира", вторую -"Лестницы и перевёртыши миров и мирков Корабля". Мишка подбежал к телевизору и включил его.
- Сейчас будет интересное, я по программе посмотрел. Новый ужастик вчера разрешили к показу по Центральному ТВ. Называется "Полоса прибоя."- Я отбросил взятые в руки книжки и мы уставились на экран.
Там происходило следующее- группа космонавтов спускалась вниз на открытую ими новую планету и ставили палатки и ещё комплексы для связи. изображение оборудования и самих космонавтов было весьма типичным для телевидения Нашей Эры. Минимум значков и имён. Минимум разговоров ни о чём вообще. Было дорого снимать, и вообще, эта отрасль существовала, едва не исчезнув вместе с запуском. Каким-то чудом они ещё снимали фильмы и мультики. Хотя средств катастрофически не хватало. И вот они (космонавты) оборудовали лагерь на песке у леса на обочине. С одной стороны был океан, с другой лес. По неизвестным причинам не было найдено ни насекомых, ни животных, ни птиц, ни рыб. Они легли спать, так как дневное светило тихо легло за горизонт. А потом были вопли и крики. Наутро в лагере не оказалось никого.
После длительного расследования причин исчезновения экипажа было обнаружено, что вода в океане представляла собой какую-то большую штуковину из маленьких клеток. Фактически - сложное существо из множества простейших клеток. А лес тоже был Хищником. Оставшиеся на орбите люди в корабле сбросили на лес какой-то механизм неизвестного нам с Мишкой функционала, на найденной космонавтами планете поднялся страшный шум, в центре сброса на поверхность поднялся гриб с огромной окружностью и силой. Люди на орбите решили уничтожить всё живое на планете прибытия. Но Природа её нанесла сокрушительный удар по психике Экипажа. У всех на корабле стали появляться голоса и видения. Начался массовый психоз. Уцелела только спасательная капсула, которая унесла в пучину космоса несколько членов экипажа, впавших в анабиоз.
Картина нам с Мишкой понравилась и мы долго обсуждали её, только приход его родителей пробудил во мне воспоминания о том, зачем я шёл к нему через весь город.
-Слушай, Мишка, нам надо как-то пробраться в другие отсеки и посмотреть, правда ли то, что сказала та женщина.
-Я тоже об этом подумал. Вот для чего я взял эти книжки. В них описываются для детей, как что происходит в Корабле и прочее. Очень занимательно и подробно.
-Что-то я сомневаюсь. В них наверняка что-то да не так. Не зря же запрещено посещать другие отсеки и это возможно лишь узкой группе специалистов.
-Ой, да ну Тебя. Вот смотри. - Он взял какую-то толстенную книженцию и открыл её на цветной вкладке.- Смотри, вверху у нас «морозильник», или, так называемая, арктическая территория, внизу субтропики. Посередине мы все и живём. В центре корабля - самые сложные системы. Туда не допускают лишний персонал. Нам нужно туда, где вообще секта лётчиков. У нас она не появляется. Нужно найти выход по разным технологическим линейкам и проверить целостность Экипажа и всё то, что она нам наговорила.
-Я думаю, нам нужен какой-то представитель секты чертёжников. Или какой-либо другой, который изучал в своих спецшколах доскональное устройство корабля.
-Ну и где мы этого представителя найдём? Что, выйдем на улицу и будем орать в мегафон о том, что нужен специалист по внутреннему пространству корабля?
Тут неожиданно дверь открылась и зашла мать Миши, Анастасия. Я её всегда называл «тётей Тасей».
-Мальчики, я так поняла, Вы что-то затеваете. Говорите свой План, а то я вас из дома не выпущу.
-Мааам,ну... -Мишка не знал, что и сказать. Я решился, глубоко вздохнул в лёгкие воздуха, и решительно произнёс.
-Мы кое-что нашли.
Так в наших Приключениях добавились взрослые.

Глава 4.



Пришлось всё рассказывать родителям Мишки. Те как будто уже приготовились заранее к тому, что бы услышать столь важные и шокирующие известия. Потом они проводили нас в детскую комнату и сказали, что бы мы спали и не выходили из дома. Сами они куда-то ушли. Мишка достал мне свёрнутый на такой случай матрас, и я лёг на пол. Скоро родители вернулись и привели с собой много людей. Все они устроились в большой комнате, и тихло стали вести разговор. Сколько мы с Мишкой не вслушивались, ничего понять не могли. И тогда решили спать. Хоть время ещё и было мало, я провалился в сон, как в какой-то колодец. Сон был странный.
Я стоял в каком-то храме, весьма длинном и высоком. По местным меркам он был просто гигантским. По обеим сторонам были колонны из мрамора и без каких-либо надписей или обозначений сект, к какой храм относился бы. Вверху горели свечи на специальных металлических люстрах, и свет их едва освещал помещение. Пол был каким-то светящимся, с подсветкой. Как будто маленькие белые змейки ползали внизу под ногами. На противоположном от меня конце помещения стоял трон и на троне сидел какой-то человек. Человек был тёмным, и это не было цвет его кожи или его одежды. Он вообще был тёмен как космос за бортом "Вавилона" и это обстоятельство испугало меня. Я ещё никогда не видел столь тёмных вещей. Казалось даже, что сам свет от свечей поглощался им. Этот человек был окутан проводами и шлангами. Ничего не говорил, а только стонал. Вдруг рядом со мной остановилась женщина с сосудом, полным воды. Она поставили сосуд на пол и показав мне на этого странного мужчину тихо сказала.
-Смотри, Твой Отец умирает.
Я порядком струхнул. Мой отец давно покинул мою семью и по слухам спился уже.
-Но это не мой Отец. У меня другой. У меня даже фотография дома есть.
-Дурачок, это не твой биологический Отец. Это тот Отец, которого ты вспоминаешь, когда молишься. Это глава твоей Церкви.
-А почему он умирает? Они же бессмертны. Их клонируют и закачивают воспоминаниями. Разве не так?
-Ты умный мальчик. Но не всё так просто. Некоторые вещи нельзя заменить таким простым образом. Некоторые вещи сложнее, чем кажутся.
Она взяла сосуд с водой и подошла к трону. Отцепив от лица мужчины специальную маску она смазала водой ему губы и лицо. Он открыл глаза и что-то прошептал этой женщине. Она показала ему в ответ на меня рукой. Мужчина присмотрелся на меня повнимательней, и встал с трона. Началось землетрясение. Пол стал ходить ходуном, стены потрескались и на колоннах тоже появились трещины. Отцепив от себя все шланги и тросы, он стал широкими шагами приближаться ко мне. Я порядком струхнул, так как никогда ещё ко мне не приближалось столь значительное лицо. Я вообще считал наше руководство Богами на какой-то горе. Но явно не живыми людьми с их радостями и горестями. Мужчина подошёл, присел на корточки и спросил моё имя. Я ответил. Тогда он взял меня за руку, поднялся во весь рост и мы вдвоём вышли из разрушающегося храма. Снаружи царил Хаос. Сверху падали огненные камни, по улице текла лава, пепел оседал на одежде и теле. Но мне не было страшно.
-Повторяй за мной.- Сказал мужчина- Ледяной ветер не остановит меня…
-Ледяной ветер не остановит меня.- Тихо сказал я.
-И град земной и небесный не причинит мне вреда…
-И град земной и небесный не причинит мне вреда.- Я чувствовал себя Победителем. Грудь мою распирала гордость. Какое-то непонятное чувство гордости за себя и Родину вскружило мне голову. Ещё миг и у меня бы выросли крылья.
-И пройду я все испытания с лёгкостью. И выживу, что бы дать потомство.
Я повторил его слова и увидел, что одежда на мне изменилась. Стала какой-то с желтоватым оттенком. Обувь моя превратилась в какую-то странную и древнюю, как само Человечество. Мы вдвоём подошли к месту, где было спокойно. Вокруг были толпы народа, испуганно глядевшего по сторонам. Все они расступились, и мы вошли в здание, которое окружал лес и скопившиеся спасающиеся от землетрясения люди. Это был новый храм. И он был прекраснее предыдущего. Мужчина взял меня на руки и показал толпе.
-Вот ваш новый Правитель! Славьте его как меня прежде, ибо срок мой закончился и я ухожу.
Все громко зааплодировали, и он опустил меня на пол. Волны людей захлестнули храм, и мне не было страшно или стыдно. Я воспринимал всё как свершившийся факт. Я посмотрел, куда делся мужчина, меня приведший, А тот лежал на полу бездыханным. Я заплакал и проснулся. -Чего тебе снилось, ты мешал мне спать!- Мишка негодовал. Я ему рассказал, что видел. -Ух ты, мне такое никогда не снилось.
-Да наверно никому такое не снилось вообще.- Сказал я ему и стал одеваться. За окном уже светило множество огней, говорящих о начале нового дня.- Взрослые уже разошлись?
-Ещё ночью. Мои родители легли где-то за полночь.
-У них сегодня рабочий день?
-Не знаю, по-моему да.
Он проводил меня до порога и помахал мне вслед. Я ему тоже.
Город тихо проснулся. Гнетомый мыслями о странном сне и событиями до него, я тихо шагал домой. Так как мать знала, где я провёл ночь, я не ощущал себя виновным.
Мысли мои проносились одна за другой. Надо ли было верить тому, что я видел или нет? Что решили родители Миши? Всё это меня беспокоило. Я залез на заднее сиденье электроавтобуса, которое по счастливой случайности было свободным, и смотрел на свои обгрызенные ногти. Надо было готовится к предстоящей работе. Надо было организовать костюм. И надо было всё таки подробнее узнать о строении корабля как такового.
С такими мыслями я и вышел из электроавтобуса недалеко от дома. Мать уже приготовила поесть и что-то там напевала, пока я уплетал с тарелки.
-Ну, как прошёл день?
-Да никак. Мам,а кто был моим отцом?- Она встрепенулась и посмотрела на меня внимательней.
-Ты же знаешь. Пройдохой и шалопаем, каким свет не видел.
-Да, Ты мне уже говорила. А у тебя остались ещё фотки отца кроме той, что я видел?
-Нет по-моему. А зачем тебе?
-Да мне странный сон приснился про него.
-Забудь. Он не достоин того, что бы про него вспоминали.- Она подошла и стала собирать опустошённые мной тарелки с едой.- Давай-ка лучше подумаем, какой наряд тебе соорудить, у тебя скоро первый рабочий день. Не забывай, у тебя ответственная должность.
-Мам, я помню.- Сказал я ей и пошёл к себе в комнату. Забравшись на постель, я взял в руки фотоальбом и глядел на лицо отца на одной из фотографий. Нисколько не похож. Тот мужчина, который вёл меня за руки во сне, не был на него похож абсолютно. Я пытался вспомнить, есть у кого-то фотография или картина руководителя секты. Нет, не у кого не было. Чинопочитание как-то не было развито в Городе как таковое. Все знали друг друга в лицо. А начальники сект были слишком занятые люди, что бы появляться в такой дыре как палуба Б-12. Я предпочитал не думать о том, что же значил сон и значил ли он вообще что либо.
Надев на себя одежду для выходов в свет, я внимательно посмотрел на себя в зеркало. Видок был не самый лучший, но дыр не было, грязи тоже. Отпросившись у матери, я побежал со всех ног в библиотеку. Там наверняка были фотографии руководителей сект, и надо было хоть глянуть краем глаза, достоверен был сон или просто чепухой, которую надо забыть и не забивать себе голову подобной ерундой.
День обещал быть прекрасным. Они всегда были прекрасными. Что такое дождь или снег, мы знали только из уроков природоведения.

Глава 5.

Уже глубокой ночью мать меня разбудила. Я спросил её зачем. Она ответила, что пришли важные гости. Я натянул одежду нехотя и прошёл в зал. Там кроме Миши находились его родители и неизвестные мне люди. Они поздоровались со мной, я- с ними.
-Мы пришли за тобой, что бы вместе отправиться в Альманзорг.
-Куда?- Я со сна не понял и думал, что меня разыгрывают. Альманзорг был такой же сказкой, как «Властелин колец» или «Золушка». Он был где-то далеко и был загадочной страной с Мутантами, Лилипутами и Великанами. Он был вообще в другой части корабля. В его центральной части. Альманзорг был центральным городом и попасть туда означало для меня всё равно, что попасть в телевизор.- В Альманзорг? И за этим вы меня подняли среди ночи?
-Ты не понимаешь. Грядут большие перемены. Если всё так, как вам рассказала та женщина с инфокристалла, то грандиозные потрясения угрожают всему существованию корабля. Нам нужно убедится в правдивости её слов. Для этого нам нужен ты и мы собрались уже.
Они действительно уже были в полном сборе. На плечах висели рюкзаки и на лбу - фонари. Я протёр глаза, удивлённо посмотрел на всех и сказал.
-Да, время вы выбрали самое подходящее.
С этими словами я стал одеваться в долгий путь и собирать нехитрый провиант на дорогу. Как оказалось, в этой группе пришедших ко мне домой людей были старейшины племени и даже некоторые видные начальники. Все они пошли тайно, а свои опознавательные брелки оставили специально нанятым людям. Они хотели пробраться тайно в столицу «Вавилона» и проверить правдивость слов той женщины, которую я уже тайно начал проклинать. Наконец, когда я закончил свои нехитрые сборы, мать поцеловала меня в лоб и прошептала на ухо, дабы я нигде не потерялся и всегда был на виду. В таком странном и далёком пути могли случиться неприятности и она не переживёт, если со мной что-то произойдёт. Я ответил, что бы она не беспокоилась и посмотрел на других заговорщиков. "Ну, в путь!"- сказал неизвестный мне старик с длинной седой бородой и все, громко вздохнув, встали с насиженных мест. Так началось наше путешествие.
Что я ожидал от него? Это сложно сказать. Я ничего никогда не загадывал про Альманзорг, и даже в голову мне мысль его посетить никогда не приходила. С палубы Б-12 вообще отправлялись только трупы в космос (в так называемую Вечность). А остальные пути были закрыты. Как я позже убедился, не для всех. Для тех Избранных, которые посещали наш город на этой палубе, он был одним из тысячи подобных. Как мне объяснил по пути Миша, у некоторых граждан моего города был тайный ключ от Дверей, ведущих внутрь корабля. Этот ключ был тем предметом, основу существования которого и составляла их жизнь. Они сами редко уходили куда-либо. Лишь единицы из жителей моего города вообще знали, где вход на палубу с внутренней стороны. Да это в принципе было никому и не нужно. Все необходимые материалы приходили по конвейерной ленте, все письма уходили по пневмопочте, к тому же функционировала постоянная связь с основными системами жизнедеятельности корабля. Мало кто покидал живьём эту палубу, и ещё меньше тех, кто возвращался.
Наша процессия тихо продвигалась по полупустым улицам моего города. Центральные улицы работали и жили круглосуточно. А вот на окраине было темно и опасно. Хоть преступления были редкостью в этих местах, они всё-таки случались. Не так уж и много ценных предметов было в нашей собственности, но они были всё-таки ценны и представляли некоторую опасность. Практически никого из нашей делегации я не знал лично. По большей части это были взрослые мужчины и женщины возраста от 40 до 50 лет. Подростков, кроме меня и Миши, не было и это было печально. Хотя, потом я мог бы и похвастаться перед другими пацанами, что был в таком месте как Альманзорг. Они бы наверняка умерли от зависти! Шли мы молча, изредка останавливались для того, что бы пропустить какое-либо транспортное средство. Фонарей пока не зажигали. Пока не дошли до окраины города, которая собственно и была его краем, граничащим с сердцевиной корабля.
Впереди идущие остановились и стали совершать непонятные мне действия.
Я просунул голову сквозь толпу у стены и увидел, что старейшины в количестве пяти штук, что-то крутили и нажимали. Толпа тихо ждала окончания церемонии открытия Врат. Наконец что-то громко щёлкнуло, и раскрылись огромные Двери. Точнее -раздвинулась в правую и в левую сторону стена, образовав посередине проход. Старейшины показали всем, молча, что бы мы все проходили внутрь. Они зашли последними, и так же молча, закрыли двери. Сложно сказать, что я увидел что-то уж очень замечательное и красивое само по себе. Это было так же буднично, как то, как я открываю двери своего дома. Двери были высокими, метров под пять и узкими, метра два. Я ещё удивился и спросил Мишку тихо, для кого они такие. Он не знал и пожал плечами.
Внутри было темно и страшно. Мы вышли на какой-то длинный мост. По окраинам стояли статуи неизвестных мне людей и животных. Честно говоря, я немного струхнул, и душа моя поместилась в пятки. От всех этих лязгов и неожиданно двигающихся цепей по бокам моста было сильно не по себе. Цепи что-то двигали. Освещая фонарями мост и окрестности, я увидел, что двигали эти цепи огромную окружность из железа. Мы были как бы снаружи огромной бочки. Длина, высота и глубина её были чудовищны. Кроме нашего моста, других мест передвижения людей не было видно. Бочка двигалась тихо, и только по натянутым тросам и цепям было видно, что она двигается относительно своего центра.
Следует заметить, что ещё задолго до этого Путешествия, ещё в школе, мы проходили краткий курс географии корабля как такового. Там было много сложного и трудного для восприятия. Снаружи корабля были палубы. Они размещались по бокам, а не вокруг. А только по двум сторонам и не соединялись между собой, только технически были связаны в одно целое. В центре «Вавилона» размещался город, который двигался вокруг своего центра. Это как если бы была огромная бочка, а город Альманзорг размещался на её внутренней стенке и в тоже время был круглым и вращался вокруг оси центра самого корабля. Это очень сложно и без схем, конечно, не особо понятно. Но это было, по крайней мере, то, что мы видели.
Меж тем процессия продвигалась внутрь и мы вскоре достигли той штуковина ,на которой город как таковой и размещался. Она была очень толстая и довольно сложная в своём строении. Эта штуковина была гигантской, как и сам корабль "Вавилон". Внезапно по сторонам показались какие-то отнюдь не каменные люди в специальной униформе. Они стояли по бокам моста и к груди прижимали какое-то оружие. Надо сразу сказать, что оружие как таковое было вообще редкостью на нашей палубе. Кроме секты наблюдателей и полиции оно вообще нигде не было и у населения оружия как такового не было.
Эти двое по бокам моста схватились за оружие и преградили процессии путь внутрь города. Что-то громко спросили впереди идущих граждан.
После недолгого диалога, один встал впереди толпы, другой - в качестве замыкающего, и нас повели в какое-то служебное административное здание. Оно находилось уже на внутренней стороне этой грандиозной сферы вращения. Свет горел только на нижнем этаже. Само оно было гораздо выше трёх этажей и его верхушка терялась во мраке. Город был погружён практически в непроницаемую темноту. Я даже не понял, а как же центральные улицы и просто техническое освещение важных зданий. По всей видимости, в Альманзорге никто не передвигался и ничего не делал в тёмное время суток.
Нас приняли в здании, оформили какие-то документы и провели в довольно просторное освещённое помещение. Там были только кровати из пластика и столы со стульями тоже из него. На окнах были железные решётки. Абсолютно никто не сопротивлялся, и каких-либо эксцессов не происходило. Как будто все уже это проходили в своей жизни у каждого. Я даже удивился, как все послушно зашли в это странное освещённое сверху лампами помещение и разместились на лавках. Кто-то сразу захотел поесть. Нам не мешали, не кричали и не гнали вперёд. Просто указали место для временного проживания. Так мы и очутились в этом странном городе Альманзорге. А какой сам по себе город и его жители, я даже представить себе не мог.

:)
есть сайт и блог
nikto21`

Ответить

Вернуться в «Проза»