"Социальная драма одинокого робота" /Часть вторая/

Творчество участников форума в прозе, мнения и обсуждения

Модератор: K.H.Hynta

Ответить
Аватара пользователя
nikto21-2
Сообщения: 70
Зарегистрирован: 16 янв 2011, 12:28

"Социальная драма одинокого робота" /Часть вторая/

Сообщение nikto21-2 » 22 фев 2019, 15:47

Главы 6-10.

"Социальная драма одинокого робота" /6 глава/
Вспоминала ли она Николая? Сомнительно. Она была полностью погружена в игры политические и виртуальные. Сама жизнь колонии, между тем, протекала быстро. Галя попросила личной встречи с Холом Соггатом. Он её принял весьма прохладно. Но она сказала ему, что есть верные люди, которые готовы освободить его жену Энори. При её словах Хол Соггат весьма неоднозначно сжался и побледнел. Выслушав её, он спросил, откуда у них есть средства для осуществления плана. Она ему ответила, что средства есть и это главное.
"Хорошо, что я должен сделать?"
"Думаю для начала вам надо отозвать войска от колонии Шепарда".
"Но я не располагаю полной властью в Галактическом Совете. Рано или поздно, войска всё равно вернутся".
"Я думаю, нам хватит времени для освобождения вашей Энори из тюрьмы, пока политики Центра копошатся".
"Когда она будет в ваших руках, сообщите мне".
"Конечно, не волнуйтесь. Эта операция должна пройти без сучка и задоринки".
Так они расстались, и она не встречалась с ним долгое время. Было объявлено о выводе войск из некоторых колоний из-за изменений политики Совета. Надя провернула операцию по переводу денег нужным людям. Сама Галя никакого участия не принимала в этих эпохальных событиях. Она продолжала читать роман и делать регулярные погружения. Эти два занятия позволяли ей хоть как-то отвлечься от забот колонии и от проблем собственной жизни. Рядом с ней никого не было, и она заполняла себя заботами виртуальными или книжными. В конечном счёте, она даже не пыталась заполнить эту злополучную пустоту кем-либо.
События в романе Барбары Уотсон разворачивались эпохальные. Не успели леди Каролина и сэр Реджинальд достичь земель Карла Одноглазого, как верные люди Золтока арестовали Реджинальда по навету. Ему грозил эшафот. Сама героиня романа не знала, что делать. Однако Золток был намерен похитить её сердце. Отправив её возлюбленного на эшафот, он был намерен связать свою судьбу и Каролины. Дело медленно, но верно приближалось к их свадьбе. Галина весьма сильно расстраивалась, хоть и знала, что дело кончится для Каролины хорошо.
В очередном погружении она перешла на другой уровень игры. На полу башни она нарисовала мелом пентакль и, обозначив кончики знака буквами греческого алфавита, произнесла заклинание. Задрожали стены. По потолку побежали тени. Костёр потух, и лишь маленькая головёшка освещала помещение. Олег и Александр с ужасом смотрели на происходящее. Им всё это было в новинку. Несколько молний на улице разрезали небо. Пошёл дождь. Но спустя полчаса всё это прекратилось. Галя осветила фонариком здание. Всё такое же, только шире и выше стала башня. Открыв двери, она изумилась.
Прекрасный Город цвёл и пах. Зима исчезла, на улице было лето. Дома стали выше и по улицам сновало множество народу. Олег и Александр тоже вышли и удивлённо уставились на этот новый и непонятный мир.
Наконец-то пригодились географические карты из прошлого уровня. Собрав их воедино, она смогла сориентироваться в этом пугающем, но прекрасном Городе. Ей предстояло сражение с каким-то чудовищем, который охраняет вход в порталы. Но до этого было несколько мелких миссий. Оба русских космонавта ей помогали. Эта была непобедимая троица. Наконец, стал доступен чат с другими игроками. Их в этом городе было много. Основным местом встреч игроков был бар "Быстрая стопка". Найдя его на карте, наша троица отправилась туда. Надо было обновить снаряжение, да и миссий надо было купить несколько. За их проход полагалось вознаграждение и так же стали бы доступны другие уровни игры. Это было гораздо интересней, нежели одна миссия и один Город.
Очнувшись после погружения в своей квартире, она обнаружила неожиданного гостя. Кроуби сидел в кресле и терпеливо ждал её возращения из мира виртуальных иллюзий.
-Что тебе надо в такой поздний час? - На улице была глубокая ночь.
-Освободили Энори. Скоро прибудет на транспорте к нам. Соггат готов подписать любые бумаги.
-Прекрасно, но меня это не интересует.
-Должно интересовать, моя дорогая. Сервер погружений может и накрыться медным тазом. Федералы далеко не идиоты. Они прекрасно понимают, что дело пахнет керосином. Так что будь готова к неожиданностям. - Он встал из кресла и собрался выйти, как Галя подошла к нему и привлекла его к своей груди. Он смотрел на неё устало, и ждал чего-то. Она поцеловала его, и этот поцелуй был для него полной неожиданностью. Он взял её за плечи, и, тихо сказав: «Ты ещё пожалеешь», прижался её к себе и ответил горячим поцелуем.
Уже потом, лёжа в кровати, он признался ей в том, что она давно запала ему в сердце. Но говорить что-то он не хотел. У неё был Николай, а потом этот Канвил, который ему вообще не нравился, и он просто ждал, чем закончится дело.
"Ты дурак, я просто ждала кого-нибудь. Например, тебя. Но не хотела открывать карты".
"Ну, ты и тоже дура. Я всегда был рядом. И просто ждал, чем дело кончится"
Они лежали ещё долго и говорили обо всё, что только приходило в голову. Но наступал новый день.
Уже во флаере по пути на работу она вспомнила, что забыла роман Барбары Уотсон дома. Но ей не хотелось его больше читать. В её жизни что-то случилось. Неожиданно она обнаружила, что не одинока в Галактике. Она обнаружила новую форму жизни. И это откровение было дня неё самой. Ничего не хотелось больше. Не куда-нибудь бежать, не делать что либо. Просто чувствовать себя кому-то нужной и полезной. Может быть, это и было то счастье, которое она искала так долго. Но кто ей мог ответить на все вопросы? Кто мог бы прижать её к груди и весело хохотать вместе с ней, как не он. Они были прекрасной парой, и по возрасту подходили друг другу.
Генри Канвил так же подбежал к ней в поисках чего-то, но обнаружил Галину, вообще витающую в облаках. Отошёл к себе в кабинет и заплакал. Никто не видел его слёз. Но никому он так не был нужен, как Галина всей колонии. Это обстоятельство огорчало его. Пустота внутри у него тоже была. Но эта не была пустота того вселенского масштаба, которая просила бы себя заполнить хоть чем-нибудь. Он был ещё молод, и не понимал жизни. Галя была для него звездой, и только потом он понял, что звёзд на небе множество. И не надо никуда бежать или лететь. Они всегда рядом. Всегда рядом есть кто-то, кто готов пожертвовать жизнью ради тебя. Но это было потом. Уже спустя годы. А сейчас это было трагедией для него. Впереди был новый день и каждый живущий в колонии Канопус ждал от него чего-то нового.

"Социальная драма одинокого робота" /7 глава/
Николай был инженером-геологом и прибыл вместе с Галиной в числе первых колонистов на Канопус. Его задача заключалась в поиске полезных ресурсов для дальнейшей их добычи. Книгу Барбары Уотсон подарил он ей на годовщину знакомства. В церковь они не торопились, и он думал, что однажды всё закончится свадебной пирушкой. Однако впоследствии он разочаровался и в Канопусе и в Галине. Это был простой человек без претензий, но ему стало невмоготу слушать Галин голос каждый день. Они разошлись, как в море корабли и он улетел на Землю. С тех пор его фотокарточка была у неё в скафандре. Галя не сожгла её. Об этой карточке стало известно и Кроуби. Он не стал Галю чем-либо успокаивать или даже поднимать на смех. Он решил, что это обстоятельство её личной жизни.
Сам Фил жил не так роскошно как Галина, но вполне достойно. Занимал трёхквартирку на минусовом /подземном/ уровне на окраине поселения. Вместо окон были навешаны картины, подсвечиваемые сзади, лифт только наверх и минимум роскоши. Это удовлетворяло вполне Галину до определённого времени. Однако время текло, а она обнаружила, что ей скучно в его команде.
Сначала она, как бабочка, порхала от работы до дома и мысли её путались при виде Кроуби. Но затем она стала остывать и остывала по сегодняшний день.
Политическая ситуация была такова. Хол Соггат скрылся с женой в неизвестном направлении, и это было темой номер один в новостях. Второй новостью было вывод войск с территории колоний. Совет решал судьбу восставших в расширенном составе. Что с ними будет, должен был решить Сенат, однако Совет решал все проблемы глобального характера вне Земли.
Галя регулярно совершала погружения и ей это нравилось. В них она забывала про Кроуби и политику колонии Канопус. С парой неразлучных друзей она колесила по всему виртуальному городу, выполняя крупные и мелкие миссии, купленные в баре "Быстрая стопка". Ей нравилось присутствие этих мужчин, и она точно бы связала с ними свою жизнь, не будь они ботами в сервере. Книгу Уотсон она иногда перелистывала. Чаще всего это случалось в обеденный перерыв. Она сидела в комнате отдыха и переживала за леди Каролину, как будто та имела плоть и кровь. События романа разворачивались следующим образом. После ареста сэра Реджинальда леди Каролина переехала в замок Олаулау города Корабельного /провинции Закко/ и жила там вместе с Золтоком. Всё бы шло прекрасно, однако последнего стали преследовать чудовищные галлюцинации. Ему везде мерещился его убитый им отец и тот якобы хотел его утащить к себе в могилу. В замке, где он жил стала круглосуточно играть музыка, он постоянно ходил с зажженным факелом и не мог оставаться один. Жители города стали поговаривать, что он безумен и эта весть мигом облетела всю страну. Произошло тайное собрание вассалов короля. Они решили отстранить Золтока от власти методом политического переворота и заменить его марионеткой, послушной им. Посадить на трон королевства нужного человека не составило труда. За одну ночь, /впоследствии названную Ночью Визжащей Свиньи/были перебиты все слуги, а Клайбера забрали верные люди и утопили в заливе. Всё было кончено. Но не для леди Каролины. Она стала искать в тюрьмах королевства своего ненаглядного, и это занятие растянулось на целых пять лет. Она уже и не надеялась на новую встречу, когда в забытой всеми дыре обнаружила своего любимого в компании сирот, которыми он руководил. Оказывается, он бежал из тюрьмы на знаменитом Острове Ветров и стал главой банды таких же, как он беглых, совершая нападения на обозы и частных лиц. Так они и питались. Уже потом он нашёл детей, которые собирали милостыню и были весьма доходными. Так любящие сердца воссоединились, дабы больше никогда не расставаться.
Канвил к Гале больше без надобности не подходил. Он понял, что его миссия провалена и просто стал искать ей замену. Уже вскоре молодая девчушка Маргарет Торченберг из отдела системного анализа стала его музой. Он стал с ней появляться в свете на вечеринках и танцах. Так с его любовью к Гале было покончено.
С улиц исчезли вооружённые солдаты, и можно было напрямую общаться с кем угодно, на какие угодно темы. Общество колонии вздохнуло с облегчением, так как давно уже не собирались на празднованиях разных событий. Жизнь легла в старое русло и стала катиться дальше. Стали снова собираться для групповых погружений. Вся колония теперь играла на одной карте, и это было эпохальным событием. В коей-то веки они могли наслаждаться игрой, помогая друг другу в решении непростых задач.
Что касается Фила, то тут проблема его союза с Галей весьма обогащало его эмоциями, но ни настолько, что бы он не заметил, что она постепенно охладела к нему. Он не был бабник и не подкаблучник, и ему неинтересно было с кем-либо сплетничать по этому поводу. Он решил для себя, пусть сама Галя решает вопросы быть с ним или не быть. Так молчаливо стал разваливаться их короткий альянс. Они оба жили в одном помещении, погружались одновременно в одной игре и работали почти рядом. Но это были два одиноко стоящих здания, у которых только улица была совместной, а жизнь различной. Кроуби было уже далеко за 40 и таких мужчин, как он, ценили и на работе и вне неё. Он старался или делал вид, что старался, быть всем полезным. Но это лизоблюдство многим не нравилось, как и то, что он и Галина стали встречаться и жить вместе. Галя была тоже не последним человеком в колонии, и было сложно представить её брак с этим очкариком из ай-ти-отдела. В принципе, всем было глубоко безразлично, встречаются ли они или спят вместе. Но никто не хотел, что бы Галя сбежала со своим любовником куда-нибудь из Канопуса. Город не хотел отпускать её. При посещении Галей столовой и мест массового скопления людей, все умолкали, и смотрели в её сторону молча, как бы говоря о том, что судьба колонии Канопус и её судьба связаны в один узел. Она это понимала и сама, без подсказки, но это массовое молчание ещё больше осложняло отношение Гали к своему положению в обществе. Стало немодным говорить с ней на разные темы, её старались избегать. Заговор молчания только Кроуби и нарушал. Он казалось, ничего этого не замечал, и ему было глубоко наплевать на все эти перипетии. Он жил до этой встречи с Галей прекрасной жизнью и не собирался изменять ситуацию. В таком холодном отношении к себе Галя даже обнаружила, что ей нравится. Перестали щебетать сотрудницы отдела в её присутствии, не стал подбегать надоевший уже Канвил, играть стало интересней и жить тоже.

Однажды, зайдя на минусовой уровень, она увидела Кроуби, стоящего с весьма таинственным видом. Она подошла и спросила его, в чём дело. Тот как заговорщик поднёс свои губы к её правому уху и шёпотом сообщил, что прилетел сам Соггат и не один, а вместе с женой.

"Социальная драма одинокого робота" /8 глава/

Первый раз она почувствовала себя плохо в театре на премьере пьесы Островского. Галя сидела недалеко от выхода и успела добежать до туалета вовремя. Мысли у неё смешались. Несколько раз потом Галя была при плохом самочувствии. Подозревая себя заболевшей, обратилась в поликлинику. Там Галю обрадовали тем, что у неё будет ребёнок. Это сообщение повергло Галю в самое похоронное настроение. Квота на беременность у неё была, но как быть с отцом будущего ребёнка? Отношения с Кроуби закончились её оглушительным фиаско, и она не хотела никого больше знать. Однако ситуация была такова, что сообщить о будущем наследнике или наследнице стоило их отцу.
Она пригласила Фила на скромный обед в местной забегаловке и обещала ему радостные известия. Он пришёл бодрым, хорошо отдохнувшим и прекрасно выглядящим. После недолгой прелюдии она положила ему свою ладонь на его и сообщила, что беременна от него. Новость будущего отца огорошила. Ему тоже, как вы помните, было далеко не 18 лет, и известие о беременности своей бывшей подруги явно выбила его из колеи.
"Ты думаешь рожать или абортом избавится?"- Холодно спросил он Галю, глядя ей прямо в глаза.
"Ты что, идиот? Какой аборт! У меня это первый ребёнок и я не собираюсь потом всю жизнь жалеть о том, что совершила. Конечно, я оставляю. Ты мне будешь помогать или так же останемся «просто друзьями», как ты выразился в последнюю нашу встречу?"
"Конечно, буду. Но жить с тобой я уже не смогу. Это просто занятость, не более того. У меня забот полон рот. Можешь занять соседнюю со мной квартиру и жить в своё удовольствие".
"Прекрасно. Я так и планировала»
Она встала, пожала ему руку и удалилась. Он долго смотрел ей в след, но идти за Галей не было ни сил, ни желания.
Между тем, ситуация в политике колонии и Центра оставалась нестабильной. По обе стороны баррикад стороны вели дискуссии о том, что делать с восставшими, а восставшие - в каком виде продолжать существование. Федералы имели желание расстрелять всех и всё взорвать, Совет хотел соглашения о сотрудничестве. Шепард с товарищами строили планы - либо вообще объявить полную независимость и быть Городами - Государствами, либо войти в федерацию на особых условиях. Время работало на Шепарда. Запасов еды у Центра было мало. Максимум на 3-4 месяца, а есть хотели все. Таким образом, всё работало на руку восставших.
Соггата с его верной женой Энори поместили в центр обслуживания туристов, который уже давно не функционировал. Там на минусовом этаже они могли жить продолжительное время. Пока не уляжется скандал, и завершиться политическая нестабильность, их приходилось скрывать от общественности. Оба были далеко не молодыми, и им требовалась постоянная психологическая помощь. Галина приходила к ним, разговаривала обо всём, видела их испуганные лица. Они оба раньше времени постарели и теперь это были просто бабушка и дедушка. Внуков только и не хватало.
В связи с беременностью Галя подала заявление об улучшении своих жилых условий. Ей, как будущей матери, полагалось ограниченный рабочий день и комната для малыша. Новость о беременности Гали разлетелась по колонии. Всем было радостно наблюдать эту дамочку в интересном положении. Предлагали свои варианты имён. Но она отказывалась от какой-либо помощи.
В виртуальной игре тоже произошли глобальные перемены. Предстояла гигантская битва за ключевой элемент игры - Замок, в которой предполагалось встреча всех игроков играющих в эту игру. А это было, только подумайте, около миллиарда человек. Практически все игроки брали уроки фехтования и стрельбы из лука и до полного изнеможения скакали на виртуальных лошадях. Надвигалось игровое событие года и все хотели в нём принять участие. Галину не покинули её сопровождающие русские космонавты. Теперь это были не те толстоватый мужчина и худой мужчина. Это были два накачанных и прокаченных игрока её команды, на которых даже смотреть было страшно.
Так как книга про жизнь в псевдосредневековом королевстве Гале уже надоела, она зашла в местную библиотеку на промысел. Там был гигантский выбор книг, файлов и дисков на все случаи и все интересы. Там она впервые обнаружила, что книга "Целуй меня нежно. Люби меня сладко" была одной серии любовно-приключенческой литературы, в которой было множество романов о Западном Королевстве. Поискав наиболее красивую обложку и полистав страницы нескольких книг, она выбрала "Жаркий лёд" Стефании Курцман. Это был толстый фолиант о приключении принцессы Западного Королевства.
Выбрав удобное время, Галя уселась за прочтение книги.
Принцесса Людмила ждала своего рыцаря после турнира на приз её отца - короля. Но отец не видел в её избранном Чарльзе достойного отца для отпрысков своей дочери и обманом захлопнул его в западне. Самой Людмиле было объявлено, что Чарльз смертельно болен и отправился в город Озёрный на восстановление своего здоровья. Она немедленно бросила все свои дела. Людмилу обманывали, и этот обман должен был раскрыться рано или поздно. Но отец уже ослепил Чарльза и слепого отправил на дороги Королевства просить милостыню. Одел его в какие-то отрепья, придумал наколоть на лбу знак вора и послал вести в другие города о том, что бежал преступник, выдающий себя за принца, и что не следует его принимать таковым.
Погружённая в чтение Галя провела дольше положенного на обед времени. Спохватилась уже, когда позвонили на персональный телефон. Выскочив пулей из комнаты отдыха, она поспешила в свой отдел. Там её ждали сотрудники, которые принесли недобрые вести. В одной из шахт обвалилась порода. Погибло несколько роботов, людей туда не пускали. Но, главное, были обнаружены доказательства того, что планета в далёкой древности была обитаема. Канопус нехотя раскрывал свои карты. Рассматривая фотографии окаменевших моллюсков, Галя пришла к выводу, что надо искать ещё следы. Наверняка природа когда-то была лучше до прилёта людей на эту планету.

"Социальная драма одинокого робота" /9 глава/

И вот началось.
На огромной карте, в центре которой возвышалась гора с Замком, оказались все игроки. Яблоку негде было упасть. Была задача забраться на гору, свергнуть соперников в пропасть и подняться выше облаков на Космическом Лифте. Галина восседала на буром коне неизвестной породы, а двое сопровождающих её ботов располагались на своих конях по бокам. Протрубил горн. Началось мочилово. Все хотели получить приз, но до него надо было уничтожить соперников. Кто-то поступил умнее - сразу же направил своего коня к горе. Однако и жители Замка время зря не теряли. Сверху на игроков падали камни с катапульт и огненные стрелы. Везде была Смерть и Смерть там правила бал.
В определённый момент времени Галя почувствовала, что не сможет завершить миссию в этом уровне. У других игроков было больше ботов и вооружение гораздо лучше, нежели у неё. Она просто свистнула своим парням и сообщила им, что выходит из игры.
Очнувшись в своей квартире, она долго лежала на кровати с зажмуренными глазами. Перед глазами лилась кровь, и множество убийц рыскали в поисках Жертвы. Это было неприятно смотреть, а участвовать тем более неприятно. Конечно, у неё вычтут огромное количество баллов, и может даже ботов лишат за подобные вольности, но люди тоже иногда так поступали. Не она первая, не она последняя. В конечном счёте, эта была всего лишь игра из тысячи себе подобных. Мысли Галины потекли в другом русле. Она стала размышлять, почему федералы не прикрыли всю эту вакханалию. По всему выходило, что им это было выгодно. Они просто могли шантажировать потом игроков, заставляя их платить лишние деньги за вход. К тому же, в эту играли по обе сторон политических баррикад. Игра была тем фактором, который объединял миллиарды людей, и это было на пользу и тем и другим. В конечном счёте, следовало просто перезайти в игру или вообще удалить аккуант и начать всё по новой.
В дверь постучали. Галя подошла к ней и посмотрела в видоискатель, кого ещё принесло в такое время. Это был Фил. Он принёс цветы. Немного подумав, она открыла дверь.
-Чего тебе?
-Вот, пришёл тебе хоть цветочков положить на нашу могилу Любви и Счастья.
-Можно было не стараться. Я всё равно не вернусь. - Она холодно отвернулась и сложила на груди руки. Кросби подошёл сзади, положил букет на полку раздевалки и обнял её.
-Ну что же ты, дурочка. Я же серьёзно хотел...
-Мне без разницы, что ты хотел или не хотел. Убирайся. У меня нет времени на твои сопли. - Оборвала она его. Повернулась и выбросила букет за порог квартиры. Кросби перестал улыбаться, поднял букет и ушёл восвояси.
Галя закрыла за ним дверь и, упав на колени, зарыдала. Ей не хватало самого важного в жизни. Любви и Нежности от других людей. Все хотели только дела свои через неё провернуть. А вот обнять, приласкать и сказать простые и понятные слова - нет того человека, который бы её понял и сделал всё, что она хотела. Кросби был уже давно не тот, каким она увидела его впервые. Это был слишком деловой человек со своими грандиозными планами. Ему она была не пара и он ей тоже. Собравшись с духом, она встала на ноги и поплелась к кухне. От всех этих переживаний у неё уже живот заболел. Надо было чем-то его наполнить. Да и прочитать пару страниц того романа, что она в библиотеке нашла. Было интересно, как там дальше разворачиваются события.
Вскипятив воду в чайнике и, достав сахар и пакеты чая, она уселась за стол и поставила книгу стоймя в специальную подставку, в которой книга держалась почти вертикально и не переворачивались страницы. Заварив чай и отрезав хлеба, она стала поглощать пищу материальную и не материальную.
Ослеплённый Чарльз направился в Долину Гейзеров в центре страны. Ходили слухи, что там можно исцелиться от всех болезней. Все люди отворачивались от него, и нигде он не был принят. Его Людмила, между тем, в караване по дороге в Озёрный попала в плен к бандитам - азиатам. На рабовладельческом рынке за белых девушек хорошо платили. А она была красива от природы и далеко не глупа. Так её дорога пошла на сближение с дорогой суженого. Но ни тот, ни другой не предполагали этого.
Зазвонил телефон. Галя подошла к видеофону и приняла вызов. Это была Саманта Кокс, её подчинённая. Она была слишком любопытна от природы и болтлива. Саманту интересовала битва при Замке. Галя ответила, что у неё компьютер сломался, и она не смогла завершить миссию. На вопрос, почему она Кроуби не звонила, она ответила, что видеть того не хочет. Он приходил с цветами, и она выбросила букет. Саманта мечтательно закрыла глаза. Она всегда мечтала, что кто-нибудь ей подарит букет цветов. Таковых не было. Галя спросила, есть ли ещё какие вопросы. Саманта стала спрашивать, делала ли Галя УЗИ и знает ли пол ребёнка. Галя выключила телефон. Эти вопросы ей уже порядком надоели. Она посмотрела на живот, и риторически закатив глаза, спросила его, «Что ещё надо Вашему Величеству? Подданные беспокоятся о Вашем здоровии, что мне сказать?". Естественно, никто ей не ответил. Собрав посуду, Галя поставила её в моечную машину, а сама отправилась на танцы в клуб.
Настроение было паршивое, хотелось и реветь и хохотать одновременно, но нужно было хоть как-то развеяться. С этим Филом было покончено навсегда, и она надеялась подцепить кого-нибудь мужика. Или хотя бы просто приятно провести время. Никто же ей не запрещал выходить из квартиры.
Она надела скафандр, вышла на улицу и села в попутный флаер. Вышла из него у здания клуба. Практически никого не было. Все были заняты погружением, и только роботы-официанты ездили, туда-сюда разнося напитки. Она выбрала для себя самый тёмный угол и стала ждать хоть чьего-нибудь появления. Как паучиха, она ждала свою жертву и была настроена весьма по-боевому. Не прошло и пяти минут, как заявился какой-то мужчина. Лет 40-45.Ростом не вышел, но зато и одет был не по-нищенски. Заказал выпивку, он сел за её столик и спросил, занято ли или можно садиться.
Отбросив последние сомнения, Галя пустилась во все тяжкие.

"Социальная драма одинокого робота" /10 глава/
Политика ей надоела, литература тоже, от компьютеров уже тошнило. Она просто села перед телевизором и щёлкала каналы в поисках интересного. То сериалы, то мультфильмы. Без разницы, лишь бы хоть как-то обмануть время. К ней наведывалась соседка по этажу Наталия Морозова, работница отдела статистики и информации. Вместе они обсуждали показываемое по экрану, готовили пирожки и ели с болтовнёй их на кухне. Так минула неделя.
Наконец-то разрешилась проблема с политическим самоопределением колонии. Большинство голосов было за отдельное Государство Канопус. На этом и решили закончить противостояние, как федералы, так и местные. Началась многообещающая независимость. Пока ещё никто не знал, как это будет выглядеть, но надежда на лучшее была у всех. Галя посещала поликлинику и советовалась со своим врачом, что ей можно, что нельзя. На работе завала не было. Расчистили проходы, и работы по добыче руды восстановилась. Кроуби не заходил к ней больше, а если они где-то и встречались редко, то просто вежливо махал рукой или говорил привет. Так его положение в качестве отца и закрепилось. Сама Галя не искала пути встречи с бывшим, но и особо не страдала. В колонии было достаточно мужчин, что бы замутить с ними что-то. Одним из таких был Эдуард.
Он приехал недавно, когда ещё эта волокита не началась. Ему было 37, и он занимался тестированием и запуском спутников. В этом отделе работали только мужчины, они встретились в столовой на раздаче и потом стали сидеть за одним столом. Он ей рассказывал разные истории из своей жизни, благо жизнь его весьма была насыщена интересными событиями. Она поведала о своей скучноватой жизни. Так они незаметно стали держаться за руку.
Между тем на планету прибывали беженцы из других колоний. Федералы и протестующие не везде мирно договорились, как это было в случае Канопуса. Где-то военные начали активные боевые действия. И из охваченных гражданской войной колоний хлынули неприятности в виде болезней и орущих детей. Многие считали Канопус тихим милым местом и летели в него переждать войну. Другие хотели на этой войне подзаработать очков авторитета и со служебной миссией прибывали копаться в волнах приезжающих. Как бы то ни было, наша Галя тоже в стороне не оставалась от этого стихийного бедствия. Она регулярно посещала лагерь беженцев на окраине и даже была там иногда в качестве сестры милосердия, которых не везде хватало. Роботов перепрограммировали, но не всех. Колонии нужны были деньги, и только торговля рудой приносила самую значительную часть наличности в бюджет. В остальном жизнь Канопуса практически и не изменилась почти. Те же танцы, те же погружения, те же фрукты и овощи на столах в столовке.
Эдик был к ней внимателен и учтив, слушал её мнение об окружающем мире и был доволен собой и Галей. Она находила его не слишком занудным, что у техников было редкостью, и приятно проводила с ним время за разговорами о том, о сём.
Игровой процесс продолжался, и Галя с Эдиком стали совершать совместные погружения. Её лишили всех наград и званий, так же была значительная потеря в цифрах вознаграждений за прохождение миссий. Ни Александр, ни Олег ничего не помнили ни о какой битве, и, как ни в чём не бывало, активно помогали ей в прохождении уровней. Эдуард пытался как-то соединиться в игре с Галей, но помешали разного рода технические неприятности. Его дерево технологий и уровней игры вообще были развиты по-разному, соединиться на одной карте не имелось возможности. Так что в мультиплеере они не могли работать плечо в плечо. Она радовалась хотя бы этому. Ей уже осточертели все эти люди с окраин, которые заполонили Канопус и книги, в которых по-разному рассказывалось об одном и том же. Вскоре и ей самой понадобились врачи.
Она поступила в больницу ранним весенним утром и была сразу же отправлена в родильное отделение. Эдик её везде сопровождал или пытался это сделать вопреки инструкциям. Галя была рада даже этому. Они сидели в палате, и он держал её ладонь в своей, успокаивал и пытался переключить её внимание на какие-то другие вещи, с рождением детей не связанные. Это ему удавалось, и Галя улыбалась почти постоянно. Долго ли, коротко ли, но в один прекрасный день наступил момент узнать пол малыша уже вживую. Она специально не ходила на УЗИ и на другие необходимые процедуры, дабы быть довольной тем, что имела и не мечтать о подмене младенца. После череды неудачных знакомств и мимолётных отношений наконец-то завязалось что-то стоящее. Родился мальчик. Она взяла его на руки, он кричал, что было сил, и врачи положили его в специальный бокс.
-Ну и как назовёте первенца?
-Пётр.
-Прекрасное имя. Вы желаете сообщить отцу о рождении малыша?
-Нет. Позже. Не сейчас. Только не сейчас.
Она задыхалась от волнения и пыталась успокоить младенца сюсюканьем и укачиванием. Неизвестно, что помогло лучше, но вскоре он спокойно лежал в её руках. Врач написал имя младенца на повязку и закрепил её на руке. После беспокойной ночи Галя крепко уснула, и ей снилось что-то малыше. Что именно она не помнила, но, по всей видимости, хорошее, так как она плакала от счастья. Таким образом, в её квартире появилось молодое племя Фила Кроуби.
Каждый день ей приносили малыша, и она пела ему песни и возилась, как и все матери с детьми. Он то кричал, то спал и это был его режим жизни. Когда он сосал её грудь, она плакала от счастья и пыталась от других рожениц скрыть свои эмоции. Эдуард часто приходил к ней в отделение, но так как общаться им запрещали, говорил с Галей по телефону. Кроуби она не звонила и не собиралась этого делать. Ей вполне хватало проблем и без него. Так и протекли несколько дней, в заботах о малыше и отдыхе от него.
Вскоре она вернулась домой. Для ухода за малышом была нанята сиделка и Галя продолжила работу в своём отделе, изредка посещая лагерь беженцев на окраине. Помимо этого, она иногда приходила к Соггатам. Эта молчаливая семейка казалась запуганной на всю жизнь. Галя хотела же принести им своего младенца, но потом передумала. Ребёнок не игрушка, нечего везде таскать и всем показывать. К тому же они не были ей никакими родственниками. Так что визиты свои к Соггатам она проводила без Петра.
есть сайт и блог
nikto21`

Ответить

Вернуться в «Проза»