"Социальная драма одинокого робота" /Часть третья/

Творчество участников форума в прозе, мнения и обсуждения

Модератор: K.H.Hynta

Ответить
Аватара пользователя
nikto21-2
Сообщения: 70
Зарегистрирован: 16 янв 2011, 12:28

"Социальная драма одинокого робота" /Часть третья/

Сообщение nikto21-2 » 04 мар 2019, 12:37

"Социальная драма одинокого робота" /11 глава/

Она сидела дома с ребёнком и смотрела кабельное ТВ. Новости были неутешительными. Глава сектора статистики и прогнозирования Залман Чук рассказывал о том, что если население Канопуса будет так же увеличиваться в геометрической прогрессии, то уже через два года поселенцы будут умирать от голода. В студии была дискуссия на тему мигрантов, что с ними делать и закрывать ли границу от них. Но Галю данная проблема не интересовала, как и прошлогодний снег на Аляске. На днях Эдик пригласил её на свидание в парк. Она пришла ближе к 3 часам. Без какой-то лишней волокиты и балабольств, он сел перед ней на колено и достав из куртки небольшой ящичек с бахромой, скромно спросил её, будет ли она ему женой. Галя от волнения чуть язык не проглотила. Конечно же, как и все женщины, она мечтала о замужестве. Но так быстро? Она не смела и слова сказать. Только ответила, что подумает и ушла домой.

После этого прошла неделя. Власти решили строить новые жилые и хозяйственные постройки. Старые и обветшалые были либо снесены, либо отремонтированы и уже заняты. Развернулась круглосуточная работа, на которой довольно часто мигранты работали за миску похлёбки и за крышу над головой. Из чего была сделана эта похлёбка, было даже стыдно говорить, не то, что есть. Но кого это волновало в эти сложные времена? Никого. Поэтому рацион у рабочих был таким, что бы у них вообще силы были не умереть с голоду на работе.

Гале выделили пентхаус в центре города с тремя этажами. На нулевом был зоосад, для ухаживания и снятия плодов на котором работали биологи. На минус первом этаже - техническое помещение. На минус втором этаже - жилое. Она была раду расширению, да и шум от стройки до её жилища не долетал. А это было важно, чтобы младенец не просыпался каждые полчаса. К ней заходили подружки с работы, и они весело болтали о событиях внутри колонии и за её пределами. Так проходили день за днём. Погружения она совершала, но не так активно, как ранее. Во время погружения она оставляла Петра в обществе сиделки, что бы он случайно дров не наломал в этом футуристическом жилище.

Прогресс в игре был на её стороне. С двумя русскими космонавтами она смело проходила уровень за уровнем. Довольно часто это были сцены из популярных фильмов и сериалов, а также из всемирной истории. Однажды она играла в уровень с нацисткой Японией. Сама она в этой стране никогда не бывала и с радостью погрузилась в расследование происшествия на самолёте, где надо было собрать детективу данные для правительства США. Населению промывали мозги пропагандой, на войну уходили смелые и молодые в качестве камикадзе, а она в образе старой ведьмы активно помогала союзникам в составлении карты дворца и прочей информацией. Её помощники превратились в воронов и в своих лапках таскали секретные донесения в штаб.

Так и протекала её жизнь до следующих событий.

Раздался звонок в дверь. Она подошла и обомлела, увидев в видеокамеру окровавленного Эдуарда. Он еле держался на ногах и был весь в крови. Быстро открыв дверь, Галя взяла его на плечо и потащила в квартиру. Он ничего не говорил, и она немедленно вызвала скорую помощь. Пока та ехала до пентхауса Галины, она пыталась узнать, в какие неприятности Эдик попал. Тот лишь что-то бубнил себе под нос. Наконец она поняла, что Эдик подрался с Филом. Зачем - было не понятно, но явно из-за её персоны. Ребёнок спал, когда приехали врачи и погрузили раненого в медицинский флаер. Галя, недолго думая, позвонила сиделке и сказала ей, что необходимо придти прямо сейчас за дополнительную плату. Та согласилась и уже через полчаса прибыла. Галя натянула скафандр и бросилась в поликлинику. Там она спросила, куда поместили привезённого недавно мужчину. Найдя его в палате интенсивной терапии, она сидела с ним рядом и у неё лились слёзы. Эдик молчал, погрузившись в искусственный сон. В таком безмолвном состоянии он пробыл три дня. Когда наконец он вернулся в сознание и мог говорить его посетила полиция. Заявление написал Кроуби, обвинив Эдуарды в нападении на свою персону. Галя не знала, что делать, всё у неё валилось из рук, и она не могла больше ни о чём думать, нежели о своём возлюбленном. Как назло, на работе был полный завал, требовалась её вмешательство.

Руководству Государства Канопус требовалось составить внятный план по обеспечению продуктами животного и растительного происхождения населения и мигрантов. Исходя из этих данных, планировалось устроить фермы и плантации. Для них требовалось знать количество грунта, семена, технологии производства и количество обслуживающего персонала. Выделялись деньги на обучение специалистов нужного уровня для обеспечения бесперебойного питания колонии. Если мигрантов и можно было кормить какими-то помоями, то местное население такого рациона не желало. В результате, исходя из данных отдела Гали, которым она руководила, делались покупки за рубежом и эти же данные вставлялись в ориентировании местной промышленности на внутренний рынок, дабы обеспечить всеми продуктами и компонентами биологических и не биологических систем. Когда была свободная минутка, она быстро набирала нужный номер и спрашивала у медсестёр о состоянии здоровья своего Эдика. Тот шёл на поправку и скоро обещался выписаться на волю.

Сам Кроуби не появлялся на работе, якобы ему что-то мешает. Потом уже была обнаружена его пустая квартира, из которой он поспешно бежал. Так суд над ним и Эдиком не состоялся, так как не было показаний второй стороны. Это был грандиозный скандал, о котором говорили и писали газеты. Надо ли говорить, что сбежал он явно туда, где его полиция и искать не собиралась. На саму Галину эти события произвели чудовищный эффект. Она не могла ни есть, ни спать, ей везде мерещился этот негодяй и она пыталась его поймать. Пришлось даже к врачам обратиться. Те прописали ей необходимые лекарства, и она пошла на поправку. Но чувство ненависти невозможно было погасить. Она вспоминала его слова о том, что она ещё пожалеет. Эдик как мог её утешал, и ребёнок тоже требовал внимания. Время стало успокаивать Галину лучше лекарств. Но определённый осадок всё равно остался. Что бы как можно скорее забыть имя ненавистного ей мужчины, она совершала глубокие многодневные погружения, после которых хотелось только есть и спать. В игре тогда ещё не было механизма отключения по определённому времени и поэтому часто там зависали неделями. Уже потом модераторы изменили принципы игры, дабы игроки не умирали в настоящем мире во время погружений в виртуальный.

Книги она забросила и даже забыла их отдать в библиотеку. Ей стал ненавистен весь этот псевдоисторический бред, и она активно боролась, чтобы стереть хоть какие-то воспоминания о проведённом с отцом ребёнка времени. Так постепенно она приближалась к тому единственному решению, на которое её обрекала сама жизнь. Она сама позвонила на телефон Эдуарда и честно спросила, готов ли он к свадьбе. Тот обрадовался, и чуть ли не на всю палату заорал, что готов. Так в её жизни появился второй мужчина, но в качестве законного мужа. Она просто выбросила фотографию Николая в помойку и отбросила лишние сомнения. Прошлое ей надоело, она хотела Будущего и Будущего прекрасного во всех отношениях.
"Социальная драма одинокого робота" /12 глава/
Так была ли она счастлива? Да. Была. Это было особое состояние души и сердца, которое нельзя передать словами. Все эти годы она искала то, что могла бы делать бесконечно и с удовольствием. Теперь это было проще простого. Смотреть на сына и быть в объятиях любимого человека. Что ещё нужно для Гали с её непомерным самолюбием и уже не молодой. В конечном счёте, круг замкнулся, и она почувствовала себя на девятом небе от счастья или даже какого-то внеземного ощущения. Все эти годы, когда она прилетела на Канопус, её тело ждало момента, когда распустится как цветок под солнцем и теперь, наконец, это случилось. Она была готова плясать от счастья и реветь от счастья. И никто не мог помешать быть ей самим собой и быть вне себя. Где эта планета вертелась и как вертелась, ей даже знать не хотелось. Она была счастлива среди песков и скал, и это вселенское чувство порождало океан спокойствия и радости. Она пришла к заключению, что именно сюда и надо было лететь сломя голову. Именно Канопус стал её путеводной звездой, за которую не грех было и душу отдать дьяволу, если бы таковой вообще появился. Нет, это было что-то непонятное и не мыслимое, но вполне осязаемое и ощущаемое. В таком вот настроении она и собралась на собственную свадьбу.

Лишних людей решили не приглашать. Так, только самые родные и близкие. Набралось два десятка человек. В местном клубе они арендовали площадку и плясали там до самой утренней зари. Пить много не пили, пели старинные песни о любви в караоке и, так им казалось, этот праздник будет продолжаться вечно. Но не всё то гладко, где всё сладко. Прошло время, и надо было снова идти на работу и заниматься делами, требующими внимания. Они не захотели медовый месяц, так как финансово были не так богаты и просто решили встречаться уже дома в постели. Ребёнок рос не по годам, а по часам и требовал внимания. Преступность с появлением толп мигрантов возросла, и Гале снова пришлось носить в дамской сумочке семизарядный пистолет, хотя на работу и с неё возил служебный флаер. Она брала ребёнка в верхний сад и сидела там с ним, наговаривая ему сказки, или пела детские песни. Сам Эдуард тоже был сама любезность и ухаживал за малышом в меру возможности. Они втроём прохаживались по воскресеньям по торговым центрам, осматривая витрины, так как ничего интересного не было в городе и его окрестностях.

Между тем, глобальные проекты Канопуса медленно, но верно исполнялись в виде построек не на бумаге, а на земле или под ней. Совершенствовалась инфраструктура города и других поселений. Стали часто ходить объёмные флаеры во все стороны, привезли марсианских свиней и кур, в теплицах и оранжереях зацвели кусты и деревья. Город преображался. На танцы Галя не хотела ходить, да и особой надобности не было, Эдик работал допоздна на расшифровке данных с орбиты. Воды явно не хватало возрастающему городу, и была задача либо найти её большие залежи, либо на самом Канопусе, либо на метеорах, летающих благоприятным курсом. Это была сложная многодневная работа по фотографированию и расшифровке, и от неё зависела жизнь всей колонии. В качестве источников энергии планировалось построить мини АЭС, купить соответствующие технологии и обучить персонал.

Скандал вокруг генерала Соггата затих, и он с женой благополучно отправился на родину. Вблизи Канопуса боевых действий не велось, но Шепард и сочувствующие ему колонии продолжали воевать за независимость. Как долго это продлится, никто в целой галактике не знал и все боялись, что это противостояние затянется на годы. Канопус стал не только себя едой обеспечивать, но и в центр отсылать. Соответственно, появились средства на благоустройство города и окрестностей. Разбили несколько парков, построили новые кинотеатры и площадки для занятий спортом. Высокоэффективное хозяйство стало приносить доходы не только в городскую казну, но и в планетарную. Строились комплексы для строительства флаеров и производства деталей для них. Была задача разработать новые схемы вывода в космос с поверхности шаттлов или ракет собственного производства. Вся колония работала чуть не круглые сутки, решая проблемы логистики и снабжения. Мигрантов тоже привлекали наравне с другими, и теперь их еда не была настолько чудовищной, как несколько лет назад. Фабрика по производству роботов работала круглосуточно, как и шахты.

Галя наконец-то смогла организовать в игре бал маскарад. Как таковой, он полагался лишь игрокам, преодолевшим все уровни без потерь и воскрешений, но для неё сделали скидку, так она активно помогала другим игрокам и вообще заработала много поощрений и очков за красивую игру без взлома и применения каких-либо кодов. Бал был довольно сложным в выполнении заданием. Надо было организовать в определённом уровне производство необходимых ресурсов и настроить население в качестве вассалов. Во время бала можно было сменить пол или возраст, одежду и настройки рюкзака и прочих игровых предметов, так как рынок был закрыт по причине сложностей в самом сервере. Некоторые говорили, что игра приносила огромные доходы своим разработчикам, но с федералами они не хотели делиться. В результате было введено несколько ограничений на саму игру и на действия игрока. Как бы то ни было, только бал мог принести значительные доходы его организовавшим и так же во время него она могла свободно поэкспериментировать с вооружением и просто купить или продать карты уровней, которые были дороже всего. Не все могли годами играть в одну игру, что бы карты уровней были полностью открыты игроком в процессе и потом ценились дороже всего из всех предметов игры. Наблюдательный глаз Галины выбрал несколько не сложных, но опасных задания во время этого бала, чтобы открыть закрытые данные. Благодаря ним, она собиралась хотя бы ещё одну производственную линейку завершить полностью. Во время игры, игроки открывали ресурсы на картах и ставили там фабрики или заводы. Строились НИИ, где исследовались линии производства, и потом свой товар можно было сплавить другим игрокам, которые тоже для этих целей организовали свои балы. Это была сложная система исследования и строительства, за которую и ценилась игра. По уровню насыщения событиями это был несложный уровень, как раз для женщин и лиц, играющим в свободное время. Количество уровней было огромным. Некоторые даже говорили, что их конечного числа не бывает. Уровни синтезировались во время игры, каждый раз разные и с разными составляющими. Так что ни один игрок не мог предугадать, какая карта выпадет и что на ней будет. Эти балы хоть как-то помогали сориентироваться в обстановке на новых местах.

В общей сложности она открыла уже полторы тысячи миров и построила несколько тысяч фабрик. Это далеко не был рекорд, некоторые и миллионы миров открывали. Потом можно было даже биржу организовать для продажи своих ценных бумаг. Все эти мелочи доставляли игрокам огромное удовольствие. Некоторые вообще только и занимались как грабежом и торговлей наворованного имущества. Процветал чёрный рынок. Но Галя туда не ходила и не собиралась. Всех, кто был с ним связан, старались вычислить модераторы и навсегда (или почти навсегда) отстранить от игры вообще. Так что это было опасное мероприятие. Бал был законным местом сплавить имущество и предметы ставшее ненужным или уже исследованное.

Вместе с ней играл и Эдуард, но он достиг успехов в другом направлении исследований и открытий и редко встречался с ней на одной карте. По большей части, это было его милым хобби и не более того. Галя даже подозревала, что он играет просто для того, чтобы говорить с ней на одну тему. А то было бы скучно так надолго терять её из вида и не знать, чем благоверная занимается. Но она и не стремилась его затянуть в игру и просто играла без всяких задних мыслей. Так они и жили, работа - дом, работа - дом.

****
далее продолжать не вижу смысла

Ответить

Вернуться в «Проза»